Главная

Следуйте за нами

Главная страница → Александр ТВАРДОВСКИЙ - САМОВОЛКА

Александр ТВАРДОВСКИЙ - САМОВОЛКА

Александр ТВАРДОВСКИЙ

САМОВОЛКА

Поэма

Глава 2. Возвращение Каптёркина

Около чугунной урны,
На бушлатном канапе,
Дремлет, скорчившись, дежурный,
Охраняя КПП.

За забор, дорогой прежней,
Ваня шёл к себе домой.
Под гражданскою одеждой
Прячет он в промежность нежно
Пачку «Явы» золотой.

Он прошёл путём коротким,
Тем, что двадцать дней назад
Проходил с бутылкой водки
Сослуживец Азамат.

И усталый, прямо в мыле
Повалился на кровать,
А солдаты окружили,
Просят сказку рассказать.

— Как там девки? Как там бабы?
Как там, скажем, мужики?..
Расскажи ты нам хотя бы,
Дай нам пищу для руки!

— Я про девичье устройство
Вам поведать вам не берусь.
Разве… про одно геройство
Расскажу, как отлежусь…

И вот с этими словами
Широко боец зевнул,
На кровать залез с ногами,
Хрюкнул, пукнул и заснул.

Спит герой. Герою снится
Образ девушки одной.
Две тугие ягодицы,
Две груди, лобок родной.

Две руки, два чутких уха.
Уши ей всего важней,
Ими любит молодуха —
Глупо, ну да ей видней!

Спит герой щекой в ладошке,
А вокруг него бойцы.
Вот Иван поспал немножко…
— Ладно, слушайте, отцы!...

Доложу вам вкратце, братцы,
Обрисую, пацаны,
Как пришлось мне пробираться
С той, с гражданской стороны.

Принесли меня, ребята,
Все в помаде и в слезах,
Восемь девок конопатых
До забора на руках.

Принесли, поцеловали
Сладко, крепко, кто куда,
Хором взяли, раскачали
И забросили сюда!..

Ладно, братцы, хватит врать.
Доложу вам просто:
Довелось мне уломать
Баб штук девяносто.

Баба есть — себя забудь,
Превратись в мужчину.
С бабой надо грудь на грудь
Или грудь на спину.

И скажу вам честно: спать
На перине с бабой —
Это лучше, чем стоять
На посту, хотя бы.

Кто не верит, сам пускай
В самоволку сходит! —
Так рассказ издалека
Наш герой заводит…

* * *

— А еще, друзья-ребята,
Я вас случай расскажу.
Вот иду. Гляжу — девчата.
Я неспешно подхожу,

Говорю: — Привет, девчонки!
Вы, небось, к солдатам шли?
Отвечают девки звонко:
— Вот что, паря, отвали!

От тебя нам проку нету,
Ну и что, что ты хорош.
Ты ведь хочешь за конфеты?
Ты ведь замуж не возьмешь?

Я на это отвечаю,
Почесавши под ремнём:
— Свадьбу вам не обещаю.
В остальном — вполне могём!

Тут одна, что побойчее,
Половчее, так сказать.
Шепчет мне: — Пойдем скорее.
С этих дур немного взять.

Говорят чего не знают,
Сопли до полу висят,
Я ж в солдатах понимаю!
Мне ведь скоро пятьдесят.

И меня куда-то тащит:
— Погоди, солдат, не здесь,
Дома будем. Дома — слаще,
У меня и водка есть.

Вот заходим мы в квартиру.
Что бы, думаю, сказать?
Говорю: — Как звать-то? — Кира.
— Кира? Что ж… давай кирять.

Вот она стаканы ставит,
Наливает от души.
— А потом что делать станем?
Та смеется: — Не спеши!

На-ка, выпей для порядку,
Наливай ещё! Вот так.
Ты солдат. А я — солдатка.
Я рыбачка. Ты — рыбак.

А теперь с того дивана
Убери-ка вон того.
Это муж мой, шибко пьяный,
Ты не бойся ничего.

До рассвета не проснётся.
В том — гарантия моя.
Он как с вечера нажрётся,
Так всю ночь проспит, свинья.

Я гляжу — а муж-то, братцы,
Нашей части командир.
Мне ли в этом обознаться?
Я ведь сорок раз сортир

По его приказу драил!
Точно, он! Ошибки нет!
— Кира, — мямлю, — дорогая…
Где у вас тут туалет?

И нагадил я, ребята,
И на стены и на пол,
Чтобы он потом лопатой
Убирал, пыхтя, как вол!..

А как вышел из сортира,
Чтобы время не терять,
Я свою подругу Киру
Сразу кинул на кровать!

А с кровати мы спонтанно
Перебрались на софу,
А потом три раза в ванной,
И пятнадцать на шкафу!

И она от счастья плачет,
На балконе, во дворе!
И в позиции собачьей,
И в собачьей конуре!

И на надувном матраце,
И на ручке на дверной, —
Словом, подружился, братцы,
Я с полковничьей женой!

Вся разгромлена квартира,
Вся — куда ни бросишь взгляд!
— Молодец! — сказала Кира.
— Рад служить! — сказал солдат.

Про другие приключенья
Расскажу я вам потом.
А теперь для облегченья,
Принесите, парни, бром…

* * *

Самоволка, самоволка!
Самоволка-самоход!
Кто не ходит в самоволку,
Службу даром проведёт! 

Интернет-магазин Красной Бурды