Оксана БАБЕЦ

ДИКАЯ КЛЮКВА

Морозная дымка почти скрывала от глаз памятник Ленину. Изредка
скрипели по снегу чьи-то валенки. Временами казалось, что это Ильич
переминается с ноги на ногу, кутаясь в зябкое пальтецо.

Зябко было и на душе у Тамары. Вглядываясь в непроглядную черноту
ночи, она поеживалась в своем легком домашнем халатике и почесывала
высокую грудь через прореху в стареньком комби-дрессе. Если бы Виталий
видел ее в этот миг, он бы бросил все, а ее — в первую очередь, и
уехал бы из родного города.

В маленькой кроватке уютно посапывал Павлуша. “Весь в папу”, —
подумала она, меняя пеленки. Внезапно зазвонил телефон. В трубке
послышалось знакомое дыхание. “Виталик! Не дыши! Я знаю, что это ты!”

Сергей с негодованием бросил трубку.

Она тоже повесила трубку и горячей мокрой волной пробежали по ней
воспоминания. Одно воспоминание за другим…

Они познакомились случайно, в столовой. Он подсел к ней за столик и
сказал: “Девушка, я вижу, вы не хотите второе?..”

У Тамары это было первое, необыкновенно горячее и большое чувство. С
самого первого мгновения для нее уже не существовало больше ничего в
этом мире — ни пюре, ни котлеты, ни даже творожной запеканки —
все это словно вобрал в себя Виталий. Наконец-то нашелся человек, с
которым Тамара могла, не стесняясь, делиться самым сокровенным!

От него постоянно исходили какие-то флюиды, Тамара их чувствовала даже
на расстоянии. Глядя на Виталия, она вдруг ощутила, как нечто теплое
поднимается изнутри и подкатывает к горлу, стремясь вырваться наружу и
заполнить собою все окружавшее их пространство.

Что-то подсказывало ей — вот он, Тамара, твой долгожданный
прекрасный принц, правда, на время превратившийся в чудовище, но стоит
его поцеловать, и он опять вернется к своему прежнему обличью…

Первая трещина в их отношениях образовалась, когда Тамара попыталась
познакомить Виталия со своей мамой, сидевшей за этим же столиком.
Неприятно поразил суховатый тон, которым он попросил у нее компот.

Вскоре Виталий оставил ее с двумя тарелками на руках. Не скандалил, не
взял себе ничего из Тамариных вещей (надо признать, это было
благородно с его стороны). Только тут Тамара поняла, что была всего
лишь пешкой или, вернее, ложкой в его руках…


Оцени запись
[Всего: 0 Average: 0]

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Оставить комментарий