ИГРЫ МАРАЗУМА

Кинорецензия на почти одноименный фильм

Что-то кое-где заиграло у американских киношников. С трудом верится, что это разум. Покупая кассету с фильмом, в котором играет Рассел Кроу, ожидаешь увидеть хотя бы одно сражение на мечах. Вместо этого… Какой-то оскароносный шизофреник…
После первой же фразы, произнесенной в этой картине, — «Математики выиграли войну!..» — миллионы советских людей плюнули в экран и выключили видики с пиратскими копиями фильма. И только американские лопухи из киноакадемии, которые верят всему, что им покажут с экрана, досмотрели фильм до конца. А с экрана им внушают, что никаких русских нет, что это плод больного воображения сумасшедшего ученого. Русские-де не опасны и ни на что не способны. Что и говорить, вывод для американцев приятный. Но ничего! У нас еще полно шпионов и шифров, так и не разгаданных Нэшем! Мы еще дадим им по первое число! Вспомнят старика Нэша, да будет поздно!
Авторы фильма и в дальнейшем без стеснения нанизывают одну ложь на другую, рассказывая свою, американскую версию про Джонушку-дурачка, которому все дается само и случайно. На лекции он не ходит («сидит на печи»), работать не умеет (вся его работа — оклеивать стены газетными вырезками), а в конце получает незаслуженную награду — Нобелевскую премию!
По-хорошему-то, Нэшу следовало бы отказаться от премии, как сделал это бригадир Потапов в прекрасном и правдивом нашем фильме «Премия». Это был бы честный и благородный поступок. Нет, ну правда, за что ему Нобелевку?! За выдающиеся заслуги в деле расклейки бумажек и в связи с 70-летием?
Оказывается, вот за что: пукая и пуская слюни, рыча и хихикая, наш Нэш вывел формулу всемирного счастья и гармонии! Ай, молодца!
Кстати, сама сцена получения великим учёным Нобелевской премии удалась. Смирительная рубашка и два дюжих санитара за спиной гения дают эффектный контраст с вычурными смокингами норвежского истеблишмента. Это — несомненная режиссёрская удача! Впрочем, едва ли не единственная.
А вот работа гримера не впечатляет. Сопли, которые размазывает по пиджаку сумасшедший профессор, недостаточно зелены. Розовых пузырей он почти что не пускает. Одутловатость лица (он же ест таблетки, псих-то!) практически незаметна. Куда катится американское кино? Отвечать не надо, дорогой читатель, вопрос риторический.
За что еще хочется поблагодарить авторов картины — так это за честный рассказ о нелёгкой судьбе учёных в мире чистогана! Вы только вдумайтесь, люди: американским светилам не хватает средств на самое необходимое — на ручки! Сцену, когда абсолютно чужие люди вручают вконец обнищавшему корифею дешёвые шариковые ручки (за 35 копеек с колпачком), невозможно смотреть без слёз. Причём действие, судя по интерьерам, происходит в каком-то благотворительном пункте по раздаче учёным бесплатной похлёбки.
Теперь об актерской игре. Спору нет, актер Рассел Кроу неплохой — вот и в этом фильме он старается, бодро стучит мелом по стеклу, выводит какие-то математические формулы. То, что они не имеют никакого смысла, для зрителя, конечно, совершенно не важно. Интересно, представляет ли сам Рассел, какую хренотень он всю дорогу писал об эллиптических кривых, L-функциях и римановых поверхностях. Кстати, фильм нам показывают явно не полностью. Вывод теоремы о равновесии по Нэшу занимает не двенадцать секунд, как в фильме, а две-три серьезных лекции. Хочется спросить, доколе нам будет цензура вырезать из фильмов гениальные теоремы и оставлять тупые диалоги героев-нематематиков, или, хотя бы, не физиков?
Вообще, создатели ленты при написании диалогов допустили ту же ошибку, что и сценаристы нашего фильма «Девять дней одного года». Ну не разговаривают ученые в быту на языке формул! Ученые в быту говорят просто, весело, с матерком! Спросите, хотя бы, у к. ф.-м. н. И. А. Вайнштейна.
А еще Рассел Кроу очень плохо играет в го. Он совершенно не умеет проигрывать, хлыздит и сбрасывает фишки с доски, даже не посчитав результат партии. У нас во дворе таких игроков в го били клетчатой доской по «умному» лицу!
Впрочем, жизнь сама наказывает хлыздуна. Как мы уже говорили, он сходит с ума. И это не удивительно, ведь еще со студенческих лет Джон и его дружки по общежитию пьют ацетон. По крайней мере, широкая косая красная полоса, украшающая этикетки, не оставляет на этот счет никаких сомнений.
Так что белая горячка (Нэшу кажется, что он пьет с соседом, в то время как он в комнате один-одинешенек) — достойная награда нетрезвому гению. Кстати, комендантша общежития, видимо, тоже сошла с ума, позволив Нэшу жить одному (!) в двухместной (!) комнате.
Да и кто захочет жить с таким типом? Своим бездарным товарищам Джон прямо говорит, что они бездарны. Одаренным — что у них галстук плохой или еще что-нибудь в этом же роде. Не удивительно, что никто, кроме галлюцинаций, с ним не дружит…
Дальше — больше. С энергией, достойной лучшего применения, он вдруг начинает раскрывать советские военные тайны, не подозревая, что давно уже сошел с ума. Ближе к середине фильма Джон Нэш разгадывает код, зашифрованный при помощи матрицы размером где-то 10000 на 10000. Любому американскому шизофренику, воспитанному на американских же фильмах, понятно, что русские там, в своей Сибири, среди белых медведей и пингвинов, таких больших матриц просто не могут придумать. Им же тогда совершенно не останется времени водку пить! Нет, надо обязательно эту матрицу расшифровать, преобразовать её к нормальной жордановой форме, посчитать определитель…

* * *

На поверку настоящими, верными друзьями Джона были и остались галлюцинации. И даже когда Джон их предал, перестал с ними разговаривать, друзья не оставили его в беде. До последнего дня были они рядом с несчастным математиком. Да и нам, если честно, те персонажи фильма, которых придумал сам Нэш, нравятся гораздо больше, чем все остальные. Мы бы на его месте с ними общались, а вот с этим мерзким врачом не общались бы совсем.
А вот супругу главного героя не жалко абсолютно. Что с того, что гениальный муж приходит поздно и не может объяснить, где он был и что делал? Что с того, что подолгу пропадает в гараже со своими дружками, которых, к тому же, нет? С каждым случается. Имеет он право хоть раз в жизни расслабиться, поиграть разумом? Или как?

* * *

И еще. Внимательно посмотрев этот фильм, удивляешься — а где же в нем негры? Куда подевались чернокожие математики, физики и литературоведы? Что, ушли играть в баскетбол, пока шли съемки?! Такие политические ошибки (а ошибки ли?) приводят к массовым волнениям в академических гетто, когда черные и цветные интеллектуалы принимаются громить магазины, поджигать и переворачивать машины!..
В заключении хотелось бы привести здесь отзыв одного из наших читателей. Нам кажется, что стоит прислушаться к его мнению. Вот оно:
«Этот фильм ни о чем. Он беспонтовый. Чё тут убиваться? Тухлый сюжед, никакой фобулы. Ну рисует он на стекле карандашиком, ну че такова? Сходил бы к нам в падъезд, паучился формулы карябать. А че у него крышу своротило, так это фигня. Это все от ума. Гонял бы на роликах, и ничо бы не было.
2Picca».


Оцени запись
[Всего: 0 Average: 0]

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Оставить комментарий