НАВСТРЕЧУ 110-летию В. В. МАЯКОВСКОГО
ОБЛАКО В СТИХАХ

ОШИБСЯ ДВЕРЬЮ

Вошел к следователю, сказал, спокойный:
«Будьте добры, развяжите мне руки».
Обернулся на меня весь отдел убойный,
Лица у всех вытянулись в маску муки.
«Это ж Долговязый! Он же — Лысый!» —
Запрыгали слова.
Ругань заметалась от стола к столу.
И до-о-олго билась моя голова
Об их сапожищи на грязном полу.

* * *

Пролетарий!
Не надо бояться
пластической хирургии!
У этой хирургии —
задачи другие!
Хочешь ухмыляться? —
Пожалуй на операцию!
Два взмаха отточенного ножа —
и всю жизнь можешь ржать!
Помялся в драке курносый нос?
Хирургу поправить твой нос — не вопрос!
Грудь у подруги тряпкой повисла?
Бросать такую нету смысла!
За грудь ее — и к хирургу бегом!
Домой придешь с силикона мешком!
Вернее, с двумя —
на один лёг,
другим прикрылся
и спи как хорёк!
Товарищ! Запомни агитку эту!
Лучше пластической хирургии нету!

* * *

В штанах не облако, а пушка с ядрами!
Как громыхнет — оглохнут дальние!
Да я лучше сам, чем вместе с бабами
Ходить на танцы разные бальные!..

* * *

Сжимали тряпки грубо, крепко,
Вцепившись в ветхие поддевки,
Деревеневшие прищепки
На горле ветреной веревки.

А город думал про ученья,
Бесцельно в небо трубы тыча.
А с неба в корчах облегченья
На город струйки слала туча.

На лбу у площади унылой
Вскочил фурункул монумента.
Пальто гранитного дебила
Омыто птичьим экскрементом.

Ноктюрн и джаз играли трубы,
Поя про Отдых и Культуру.
Торчали гипсовые бабы,
Весло зажав в мускулатуру…

Шагал унылый пролетарий,
В носке свою заначку пряча.
Таращил купол планетарий,
В дневное небо свой незрячий.

А вы, скажите мне, смогли бы
Любить и умереть за это?
За то, что описали губы
В. Маяковского. Поэта.

* * *

Через час пойду и в первом гастрономе
Я куплю за пять рублей кефир.
Не могу я на кефире экономить,
Я — последних денег мот и транжир!

Вот вы, мужчина, у вас почем капуста
Подгнившая, годящаяся для щей?
А вы, женщина, у вас в кармане пусто,
Так и не стойте, не трогайте вещей!

* * *

Профессор! Снимите окаменевшие носки!
Я вам, профессор, буду читать стихи!

* * *

Я лучше всех в баре буду
подавать ананасную воду!
(Эпиграфий)

Жизнь любящим баб да блюда
Западло отдавать в угоду!
И я пошел в бар, чтобы там … людям
Подавать ананасную воду.

В узком пространстве между столов
В. В. Маяковский движется.
Среди различных стерв и козлов
Несет проституткам жижицу!

А девки сидят на ногу нога,
Пыхтя папироской ментоловой,
И гневных стихов скупая строка
В поэчью приходит в голову!

«Ах вы, — мыслит поэт, — проститутки!
Притаились в половых окопчиках!
Утюжите койку круглые сутки
До кровавых мозолей на копчиках!

Вот вы, девушка, — у вас грудь как капуста!
Вас бы изрубить для приготовления щей!
А в вашем, девушка, лифчике — пусто!
На вас противно смотреть вообще!

Сволочи вы, вульгарные, длинноногие!
Думающие отдаться подороже как!
Вот бы бомбой повырвать вам ноги,
Как вырвало их у Петрова, поручика!

Вам ли, с измазанными прокладкой губами,
В угоду жизнь отдавать, иль воду?
К черту! Семиаршинными шагами
Поэт обратно идет по проходу!

Гневно бросив в лицо бармену:
«Ничего никому подавать не буду!»
Маяковский с ногами влез на сцену
И загрохотал футуристическую лабуду:

«Стекали,
свисали,
ну и так далее,
так далее, так далее…»

* * *

Гордо иду домой с зарплатой!
Заработал зарплату совковой лопатой!
Светятся счастьем глаза жены Оли!
Устало гудят натруженные мозоли!
Еще бы — одной зарплаты ради я
Лопатой переработал две тонны радия!
Светятся счастьем глаза жены Оли!
Устало светятся натруженные мозоли!

* * *

На полках магазинов
Лежат бабы из резины!
Хлебала разинув,
Лежат Маши и Зины!

* * *

НАТЕ!
(посвящается всем ГАИшникам)

Ты, ГАИшник полосатопалый!
Что свистишь в свой слюнявый свисток!
Кто нарушил?! Я нарушил?!
Да ты окстись, малый!
К черту сказки, я — поэт! Нарушить не мог!!!

* * *

По сцене вонючей, вихляя мясом,
Ковыляла Мисс Мира. Щербато осклабилась.
Из потных ртов донеслось: «Как прекрасна!»
И мисс, почесав свой горб, приосанилась.

* * *

Вот вы, грабитель, на голове колготки бабьи!
Шли чистить детсад, да забежали меня послушать!
Шли бы себе, убивали да грабили,
Чем пялиться, как поэты тут музам служат!

* * *

Вот вы, младенец, у вас в горшке негусто
После недокушанных, недоеденных щей!

© 2003 “Красная бурда”


Оцени запись
[Всего: 0 Average: 0]