НЕОКОНЧЕННАЯ ПЬЕСА

для

ИГРУШЕЧНОГО ПИАНИНО

Производственная драма в 6 действиях, 7 сценах

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

и временно исполняющие их обязанности:

Д и р е к т о р завода мягкой игрушки, Плейерман Иван Иваныч.

С е к р е т а р ш а, Зинуля Зинаида Ивановна, молодящаяся девушка 18 лет.

Г р о б ы к о О л е с ь, начальник сталелитейного цеха

П р е д с е д а т е л ь п р о ф к о м а, Сергей Петрович, человек без определенных занятий.

И з о б р е т а т е л ь.

Н а ч а л ь н и к ц е х а к и р з о в о й и г р у ш к и.

М о л о д о й Р а б о ч и й, Николай, он же Митька.

С т а р ы й Р а б о ч и й, Дядь Петь.

П л ю ш е в и к — м е д в е ж а т н и к.

С т о л я р — б у р а т и н щ и к.

П о г р е м у ш е ч н и к 6-го разряда.

Прочие рабочие.

К у к л о д у в ы.

К р о ш е ч н и к — х а в р о ш е ч н и к.

Н е м ц ы.

С е л е к т о р.

Время действия — 1990-й год.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

СЦЕНА I

Кабинет Д и р е к т о р а завода. Под столом лежит портрет Ленина. На стене висит план эвакуации из кабинета при пожаре.

Д и р е к т о р (по телефону). …Вопрос с оплатой мы решим. Вот только бухгалтер наш выйдет — и сразу решим! Да, из заключения выйдет — и сразу…

С письмом в руке вбегает С е к р е т а р ш а.

С е к р е т а р ш а. Иван Иваныч! Пляшите!

Д и р е к т о р неуклюже пляшет.

С е к р е т а р ш а. Вот и мама мне пишет, что Вы ни черта плясать не умеете…

Убегает радостно.

С е л е к т о р. Ивам Инамыч! Там Иванова из ОТК просит перевести ее на другую работу. Говорит, что сил ее больше нету целыми днями проверять, рычит ли медведь.

Д и р е к т о р. Хорошо. Переведите ее на шестой участок. Пусть проверяет, надеты ли на кукол трусы.

Входит П р е д с е д а т е л ь п р о ф к о м а .

Д и р е к т о р (обращаясь к вошедшему). А, привет, Сергей Петрович!

Вбегает радостная С е к р е т а р ш а.

Д и р е к т о р. Одну секунду… (С е к р е т а р ш е.) Зиночка, что там случилось?

С е к р е т а р ш а (радостно). Иван Иваныч! Там!.. Там в шестом цехе змея запускают! Айдате смотреть!

Д и р е к т о р. Вот что, Зиночка, вы соединитесь за меня с начальником шестого цеха, а мне сейчас некогда. Видите, я беседую. (Обращаясь к П р е д с е д а т е л ю п р о ф к о м а.) Ну, что там у тебя?

П р е д с е д а т е л ь п р о ф к о м а: Иван Иваныч! Жильцы района жалуются, что трубы завода сильно дымят и загрязняют окружающую среду.

Д и р е к т о р. Передай им: пусть не гундят! Для детей стараемся. Кстати, ты не знаешь, кто рылся в моем сейфе?!

П р е д с е д а т е л ь п р о ф к о м а. Наверное, мыши.

Д и р е к т о р. А мыши коньяк пьют?

П р е д с е д а т е л ь п р о ф к о м а: Н-не знаю…

Д и р е к т о р. Так, значит, это ты рылся в моем сейфе?!

П р е д с е д а т е л ь п р о ф к о м а. Ик… Нет, мыши!

П р е д с е д а т е л ь п р о ф к о м а от стыда проваливается сквозь землю. Вбегает С е к р е т а р ш а.

С е к р е т а р ш а (радостно). Иван Иваныч, в сто втором цехе простой!

Д и р е к т о р. Какой простой?

С е к р е т а р ш а. Ну… такой… как три рубля! Куклодувы бастуют!

Д и р е к т о р. Ну, я им задам! (Нажимает кнопку селектора.) Куклодувы! Дуйте кукол!.. Ах так?! Ну, держитесь!

Нажимает на кнопку селектора, издалека слышен взрыв.

Д и р е к т о р. Зиночка, напомните мне, пожалуйста, у меня через пять минут совещание.

С е к р е т а р ш а. Хорошо. Иван Иваныч, у Вас через пять минут совещание!

Д и р е к т о р. Большое спасибо, Зиночка. Без вас, как без рук!..

С е к р е т а р ш а уходит.

Д и р е к т о р (глядя ей вслед). … и как без ног.

СЦЕНА II

Те же и еще люди пришли.

Входят И з о б р е т а т е л ь и Н а ч а л ь н и к ц е х а к и р з о в о й и г р у ш к и, оживленно беседуя.

И з о б р е т а т е л ь. …А вы ретроград и консерватор!

Н а ч а л ь н и к ц е х а к и р з о в о й и г р у ш к и. А ты молодой, зеленый еще!

И з о б р е т а т е л ь. А вы — ретроград и консерватор!

Н а ч а л ь н и к ц е х а к и р з о в о й и г р у ш к и. А ты молодой, зеленый еще!..

Входят Старый Рабочий и Молодой Рабочий.

С т а р ы й Р а б о ч и й (М о л о д о м у). … Эх, Митька! Я в твои годы у станка после ящика стоял на том же ящике, а тебя с пузыря развозит…

Д и р е к т о р. Тихо все! Совещание! Как вы все, наверное, знаете, мы производим мягкую игрушку. Что нам скажет начальник литейного?

Г р о б ы к о. Вчера у нас в цехе уморительный случай был. Петров сталь разлил, и прямо Смирнову на новые штаны!

С т а р ы й Р а б о ч и й. Теперь, наверное, не отстирается.

Д и р е к т о р. Хватит мне зубы заговаривать! Кто вчера запирал завод?

Г р о б ы к о. Ну, я.

Д и р е к т о р. А ты знаешь, что ты не последний уходил?!.. Что после тебя еще… хотели уйти? Безобразие! Теперь: почему вчера стружку в цеху не убрали? Вам что тут, африканская парикмахерская, что ли? Разболтались совсем! У передовика Сидорова на доске почета ус отклеился! Бардак! Вон, поучились бы у Фетюкова!

С т а р ы й Р а б о ч и й. Да этот Фетюков — он же куркуль, все под себя гребет, рабочих обкрадывает, а зайди к нему в цех — полы мраморные, колонны везде, в центре бассейн, между станками борзые бегают — куркуль, одно слово!..

Д и р е к т о р. Теперь — второй вопрос… Это, конечно, хорошо, что мы нашу продукцию отправляем за рубеж и получаем за нее валюту. Но еще лучше было бы придумать так, чтобы валюту получать, а продукцию не отправлять. Как, товарищи, сможем?

Звонит телефон. Д и р е к т о р берет трубку.

Д и р е к т о р. Тихо все! Что? Немцы, говорите, едут? К нам? Ладно, встретим как полагается, покажем все. А переводчика не надо, нет. Я во время войны пленных допрашивал, так что поймем друг друга. (Кладет трубку.) Надо бы прибрать на заводе-то. Вахтеров в кокошники нарядить…

С т а р ы й Р а б о ч и й. А немцы с собой принесут или на хвоста падают?

Д и р е к т о р. Вы мне эти разговоры бросьте! Они деньги в нас хотят вложить. Я прошу вас, ребята, не пейте хотя бы до обеда, а?

Р а б о ч и е. Клянемся! Клянемся! Клянемся!

Д и р е к т о р. Пудинг бы делать из этих людей! Ладно, все свободны. Сегодня пол на заводе моет начальник литейного цеха.

Все начинают расходиться.

И з о б р е т а т е л ь. Вы даже представить себе не можете!

Н а ч а л ь н и к ц е х а к и р з о в о й и г р у ш к и. Нет, могу.

И з о б р е т а т е л ь. Нет, не можете…

Н а ч а л ь н и к ц е х а к и р з о в о й и г р у ш к и. Нет, могу!

И з о б р е т а т е л ь. Нет, не можете…

И з о б р е т а т е л ь и Н а ч а л ь н и к ц е х а к и р з о в о й и г р у ш к и уходят.

С т а р ы й р а б о ч и й (задумчиво). Так, водки — по одной на немца и по две на рыло…

Все, кроме Д и р е к т о р а, уходят. В кабинет забегает С е к р е т а р ш а.

С е к р е т а р ш а. (радостно) Товарищ директор, айдате в штамповочный гвозди плющить!

Д и р е к т о р. Не время, родная, гвозди плющить. Скоро приедет немецкая делегация. Достаньте, пожалуйста, и положите мне на стол “Майн кампф” и “Капитал”. Черт его знает, что у них на уме… Да, и оденьтесь поприличней. Я из последней командировки вам что привез?

С е к р е т а р ш а. Да ладно, Иван Иваныч, я зла на вас не держу. Дело прошлое…

Д и р е к т о р. Да, и никого ко мне не впускайте. Я должен решить один важный кроссворд из Москвы.

С е к р е т а р ш а. Поздно…

Входит И з о б р е т а т е л ь.

И з о б р е т а т е л ь. Товарищ директор! Я тут разработал небольшое приспособление, а они обзываются…

Д и р е к т о р. А-а! Узнал, узнал! Вы, кажется, вчера предлагали наладить сбор грибов в сборочном цехе. Что у нас сегодня?

И з о б р е т а т е л ь. Небольшое приспособление, которое поможет нам наладить выпуск пара.

Д и р е к т о р. Так-так, посмотрим. (Смотрит на чертеж.) Вот это, красненькое, что?

И з о б р е т а т е л ь. Это резистор.

Д и р е к т о р. Смело! Вам, батенька, надо учиться. Мы направим Вас в наше ПТУ… А вот это, синенькое, что?

И з о б р е т а т е л ь. Это изолента.

Д и р е к т о р. Нагло!.. Хорошо, идите к начальнику цеха, пусть даст Вам резисторов, там… изоленты…

И з о б р е т а т е л ь уходит. С е к р е т а р ш а вбегает.

С е к р е т а р ш а. Иван Иваныч! Чепе! Нинку из пятого цеха слесарем завалило!

Д и р е к т о р. Ладно, сейчас разберусь. (Нажимает кнопки селектора.) Але, але! Это цех кирзовой игрушки? Да? Странно, я ведь в механосборочный вообще-то звоню. Ну ладно, черт с ним! Это ты, Сидоров? Тут на тебя жалобы! Почему на рабочих орешь?!.. Да не ори ты так! Ты там почему не работаешь? Почему ты вместо работы разговариваешь со мной по селектору?! Не стыдно тебе? Ведь ты же, Сидоров, уже не мальчик. Ты у нас уже зрелый мастер! Как определил? У тебя хвостик сухой, вот как определил! Поможешь начальнику литейного мыть пол…

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

СЦЕНА III

Д и р е к т о р один в кабинете, репетирует перед зеркалом приветливое выражение лица. Вбегает С е к р е т а р ш а.

С е к р е т а р ш а. Иван Иваныч! Штирлиц идет по коридору!

Д и р е к т о р. В смысле?..

С е к р е т а р ш а. Ну, немцы, немцы приехали, сюда идут!

Входят два Н е м ц а.

Д и р е к т о р (вставая). Здравствуйте, дорогие товарищи! Та-ак… Э-э… Шпрехен зи дойч?

Н е м ц ы. О, я, я, натюрлихь! А ты есть староста?

Д и р е к т о р. Ну да, вроде того… Как говорится, (Достает из ящика стола хлеб-соль.) по древнему русскому обычаю — хэппи бездэй ту ю!

Д и р е к т о р и С е к р е т а р ш а кланяются в пояс.

С е к р е т а р ш а. Гость в дом — радость в дом.

Д и р е к т о р. Гость из дома — а радость в доме!

Д и р е к т о р и С е к р е т а р ш а снова кланяются в пояс.

Д и р е к т о р. Мы тут для вас составили план мероприятий… Назвали его, условно, конечно, “Барбаросса”… Зиночка, проведите пока инструктаж.

С е к р е т а р ш а. Значит так. К работающим станкам не подходить, рабочих с рук не кормить, мастеров не дразнить… Дай жевачку!

Д и р е к т о р. Ну, а если к вам наши бабы начнут приставать, так вы с ними построже, построже! Это им не сорок пятый год!

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

СЦЕНА IV

Цех кирзовой игрушки. В цехе то там, то сям стоят станки. На стене висит плакат “Что ты ночью скажешь своей девушке?!” и стенд “Они позорят этот стенд своими фотографиями!” Возле одного из станков стоят С т а р ы й и М о л о д о й Р а б о ч и е.

М о л о д о й Р а б о ч и й. Дядь Петь, а что такое рабочее счастье?

С т а р ы й Р а б о ч и й. Рабочее счастье, говоришь? Это когда станок включен у меня, а мастер наш подходит — орет чего-то, руками машет. А я не слышу ни хрена из-за станка-то! Вот это, Митюха, и есть настоящее рабочее счастье! (Напевает.)

Гуди, мой станочек,
За синий платочек!..

По цеху проходят И з о б р е т а т е л ь и Н а ч а л ь н и к ц е х а к и р з о в о й и г р у ш к и.

И з о б р е т а т е л ь. …Вы это обязаны подписать!

Н а ч а л ь н и к ц е х а к и р з о в о й и г р у ш к и. Я уже подписал.

И з о б р е т а т е л ь. Нет, вы обязаны!

Н а ч а л ь н и к ц е х а к и р з о в о й и г р у ш к и. Да подписал я уже!

И з о б р е т а т е л ь. А я вам повторяю: вы обязаны подписать!..

С т а р ы й Р а б о ч и й. Тише!..

Все сразу выключают станки, в цехе устанавливается тишина.

С т а р ы й Р а б о ч и й. Соловей запел!..

Слышны трели соловья.

По сцене проходят П л ю ш е в и к — м е д в е ж а т н и к и П о г р е м у ш е ч н и к 6-го разряда.

П л ю ш е в и к — м е д в е ж а т н и к (подавая П о г р е м у ш е ч н и к у чертеж). Ну, как тебе это нравится?! Нет, ты скажи, ну как тебе это нравится?!

П о г р е м у ш е ч н и к. Ну, так нравится… (Переворачивает чертеж.) Вот, еще так нравится…

Входят Д и р е к т о р, Н е м ц ы и С е к р е т а р ш а.

Д и р е к т о р (Н е м ц а м). О рабочих наших мы заботимся не хуже вашего. Вот, смотрите. Эй, Николай!

М о л о д о й Р а б о ч и й. А!

Д и р е к т о р. Что у тебя с женой-то случилось?

М о л о д о й Р а б о ч и й (взволнованно). А что, что такое?!

Д и р е к т о р. Да нет, ничего, это я так, просто подумал, может, у тебя с женой что случилось… (Н е м ц а м.) Вот так, проявляем заботу!

К Д и р е к т о р у подбегает Н а ч а л ь н и к ц е х а к и р з о в о й и г р у ш к и.

Н а ч а л ь н и к ц е х а к и р з о в о й и г р у ш к и. Иван Иваныч! На главный конвейер опять не то сало привезли!

Д и р е к т о р. Какое не то?

Н а ч а л ь н и к ц е х а к и р з о в о й и г р у ш к и. А какое-то венгерское, что ли…

Д и р е к т о р. А, кстати, зачем на конвейере сало?

Н а ч а л ь н и к ц е х а к и р з о в о й и г р у ш к и. Как зачем?! Да вы что, Иван Иваныч?!!

Д и р е к т о р (после долгой паузы). … Э-э… Я разберусь…

Н е м ц ы. А что у фас такой старый станки?

Д и р е к т о р. А это… это у нас тут…

Г р о б ы к о. Заводской музей!

Д и р е к т о р. Точно! Ха-ха!

С т а р ы й Р а б о ч и й. Помню, на наш завод Ленин приходил выступать. Пришел такой, ростом невысок, борода лопатой. Постоял у фрезерного, глядим — а него уже бородка клинышком!..

Д и р е к т о р. А это наша гордость — станки с программным управлением…

Н е м ц ы (обращаясь к старому рабочему). Скашите, какой у фас тут программа?

С т а р ы й Р а б о ч и й. Ну, значит, жмешь на эту черную кнопку, и понеслась!..

Н е м ц ы. Найн, найн, глюпый башка! Я спрашиваль — какой программа? Какой последовательность операций?..

С т а р ы й Р а б о ч и й. А, понятно! Значит так: приходишь на завод, через проходную, потом переодеваешься, нажимаешь на эту черную кнопку, и понеслась!!!..

Н е м ц ы. О, доннер веттер! Найн, вы меня не понял ни ферштейна!..

С т а р ы й Р а б о ч и й ошарашенно смотрит на Н е м ц е в, думает.

С т а р ы й Р а б о ч и й (после паузы, с обидой). Ну, значит, не на черную…

Д и р е к т о р. Ну, что вам еще показать?

М о л о д о й Р а б о ч и й. Зинка! Покажи фрицам твой шрам от аппендицита!

Д и р е к т о р. Ну вот, готовые игрушки — с сегодняшнего дня в вашу честь начали делать игрушечных немецких овчарок…

Н е м ц ы. А почему фаши игрушки не стоять, а фсе фремя падать?

Д и р е к т о р. А мы их по привычке делаем со смещенным центром тяжести, вот они и падают. Так, ну чем вас еще удивить?.. Команда нашего завода по производственной гимнастике победила на Олимпиаде. (Обращаясь к рабочим.) Ну-ка, покажем немцам!

Р а б о ч и е начинают делать зарядку.

Д и р е к т о р. Айн, цвай, полицай!..

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

СЦЕНА V

Заводская столовая. Входят Н е м ц ы, Р а б о ч и е, Н а ч а л ь н и к ц е х а к и р з о в о й и г р у ш к и, Д и р е к т о р.

Д и р е к т о р. Ну, гости дорогие, присаживайтесь чем Бог послал, будьте как дома!..

Н е м ц ы присаживаются, достают сардельки, пиво и начинают раскачиваться и петь немецкие песни.

ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ

СЦЕНА VI

Заводская столовая два часа спустя.

С т а р ы й Р а б о ч и й. … Так давайте же дружить, как дружили наши отцы и деды!

М о л о д о й Р а б о ч и й. Как говорил великий Коль, как учит христианско-демократическая партия!

Н а ч а л ь н и к ц е х а к и р з о в о й и г р у ш к и. Давайте торговать! Мы ведь как торгуем? Мы со всем миром торгуем — лес, нефть, металл… На вырученные деньги закупаем зерно. После этого у нас обеденный перерыв, а потом опять — лес, нефть, металл…

Н е м ц ы. Ваньюшка! Будешь карашо рапотать, мы будем тебя угнать на рапоту в Германию…

Д и р е к т о р. Миллион марок в наш завод вы, конечно, зря вкладываете, не в коня корм. Ну да ладно, все равно вы по-русски не понимаете. (Н а ч а л ь н и к у ц е х а к и р з о в о й и г р у ш к и.) Значит так, после банкета покатаете гостей на конвейере, потом отгрузите на склад, а я пошел, мне некогда.

Д и р е к т о р уходит.

ДЕЙСТВИЕ ШЕСТОЕ

СЦЕНА VII

Кабинет Д и р е к т о р а завода.

Д и р е к т о р (по селектору). Зинуля, я совсем забыл, а ведь у меня сегодня день рождения. Срочно пригласите ко мне Иванова из второго цеха и Козлова из пятого. А начальник литейного где? Моет пол? Тогда жену его сюда пригласи…

(Продолжение не следует. См. название.)


Оцени запись
[Всего: 0 Average: 0]

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Оставить комментарий