В ГОСТЯХ У ПЬЕСЫ

Телесценарий для программы «О.(.П. студия»

ВЕДУЩАЯ. Весь мир театр и люди в нем рабочие сцены. Спорить с этим все равно, что дуть против ветра. И в то же время очень часто во время съемок нашей программы «Внезапный гость» мы попадаем в разные истории. Сегодня мы окунемся в историю по уши, побывав в гостях у драматурга и историка Эдварда Неотрадзинского.

Неотрадзинский возлежит на кушетке, завернутый в простыню наподобие римской тоги, в лавровом венце и шлёпанцах.

НЕОТРАДЗИНСКИЙ. О здравствуй, о Венера! Идущие на интервью приветствуют тебя! Сядь, женщина, ты заслоняешь мне солнце!
ВЕДУЩАЯ. Здравствуйте, Эдвард…
НЕОТРАДЗИНСКИЙ. Поначалу я хотел угостить вас артишоками и артефактами, жарким в буржуйском вине, кефиром урожая 7 июня, но… Там, на столе, средь рукописей и счетов на квартплату, возвышается банка варенья. О, оно многое повидало! Однажды в банку упал дерзкий таракан. Он барахтался и взывал о пощаде!.. Кричал, что у него есть жена и дети!.. Я лишь посмеялся над ним, но потом сжалился и бросил ему, туда, в сладкую пучину, и его жену, и его потомков!.. Вот каким удивительным вареньем я намерен угостить вас сегодня!
ВЕДУЩАЯ. Эдвард…
НЕОТРАДЗИНСКИЙ. А впрочем, вы правы, что такое еда для философа? Это умная беседа! Итак, я угощу вас удивительной историей…
ВЕДУЩАЯ. Эдвард!..
НЕОТРАДЗИНСКИЙ. Называйте меня Эдвард Первый.
ВЕДУЩАЯ. Хорошо. Эдвард Первый, не могли бы вы рассказать нашим зрителям о вашей квартире?
НЕОТРАДЗИНСКИЙ. О! Я многое мог бы рассказать вашим телезрителям о Сталине, об Иване Грозном, о Нероне. Все они бывали здесь. И это не бред сумасшедшего, это мой собственный бред! Передайте, пожалуйста, печенье…
ВЕДУЩАЯ. Какое печенье?
НЕОТРАДЗИНСКИЙ. «Какое печенье?» — спросила она. Вы что, пришли ко мне в гости без печенья? Вы уподобили себя хазарам, что всякий раз устраивали свои набеги с пустыми руками и желудками! И были биты. И вы, печенежка!..
ВЕДУЩАЯ. Ну ладно, ладно, не кричите. Вот я продуктов домой купила, угощайтесь…

Ведущая достает продукты.

НЕОТРАДЗИНСКИЙ. Это яблоко, нет эти два яблока напоминают мне императрицу Елизавету. А вот это… (показывает два полиэтиленовых пакетика с кефиром) напоминает её же к концу царствования…
ВЕДУЩАЯ. Что вы символизируете, закутавшись в простыню?
НЕОТРАДЗИНСКИЙ. Молчи, рабыня. Судьбе угодно, чтобы ты сделала мне бутерброд!

Ведущая режет хлеб, колбасу, делает бутерброд.

ВЕДУЩАЯ. Вы обещали рассказать о своей квартире…
НЕОТРАДЗИНСКИЙ. Она попросила его рассказать о квартире. «Что ж, — усмехнулся он. — Извольте!» Вот прописка, вот справка БТИ! Жилая площадь! Так же её называли и в древнем Риме! Дом под снос! Многие считают, что первый водопровод появился в Древнем Риме. Нет!!! В нашем доме! И с тех пор его не ремонтировали!..

Слышен стук по батарее.

НЕОТРАДЗИНСКИЙ. Сегодня я затопил тех, кто ниже меня… Низкие люди, они объявили мне войну! Что ж!

Неотрадзинский, продолжая лежать на скамье, надевает на голову кастрюлю как шлем.

НЕОТРАДЗИНСКИЙ. Война! Война! Вы слышите, Ирина, эти призывы к битве? Враг подступил к нашим границам. Сейчас мы сразимся с ним, как Карл Двенадцатый Шведский с Абрамом Третьим Лихтенштейном! (долбит поварешкой по батарее, сосед замолкает) Ага ! Враг отступил, он повержен, он бежит!

Барабанят в дверь.

НЕОТРАДЗИНСКИЙ. Ха-ха-ха… Эта беснующаяся толпа… Наивные простолюдины… Они не знают, что на рассвете их ждёт страшная казнь… Неет, я не стану их колесовать и заливать в глотки раскаленный свинец! Завтра! На заре! Придут рабочие, чтобы менять трубы! О-о, они отключат воду на долгие годы!
ВЕДУЩАЯ. А есть ли у вас, к примеру, домашние животные?
НЕОТРАДЗИНСКИЙ. Был кот… О, этот Дон Гуан, этот Котонова, этот Гришка Распутин! Но все знали его под именем Любовика XVI. Я повелел его кастрировать, чтобы он стал Марией Стюарт! И вот, когда его везли на гильотину, на троллейбус напали полчища кошек. Они освободили своего кумира, и он бежал вместе с ними! Но… Ирина! (выплевывает кусок бутерброда) вы хотите меня отравить? Как завистник Сальери гениального Моцарта? Я раскусил, раскусил ваш бутерброд! Такие же бутерброды делала дворовая девка графа Нарушкина Фёкла для дворового парня помещика Отрыжкина. За что была бита батогами и ногами и сослана на фиг. А что это за человек, со взглядом герцога Анжуйского и видеокамерой, жует мои отравленные бутерброды?! Это же ПАПАРАЦЦИ, соглядатай! «Как ты попала сюда?! — вскричал я громовым басом. — Кто привел эту кобылу в мой Сенат?!»
ВЕДУЩАЯ. Знаете, это уже неинтересная беседа! До свидания!

Ведущая встает и уходит.

НЕОТРАДЗИНСКИЙ. Я пригрел в своем доме змею, змею с соглядатаем! Когда будете уходить, захлопните дверь моей темницы!..

Ведущая на улице.

ВЕДУЩАЯ. С драматургом Эдвардом Первым, Неотрадзинским можно беседовать долго. Однако нам пора ехать в Останкино, к той башне, что возвышается, подобно Олимпу, в лучах утреннего солнца. А мы лишь бренные мушки, ползущие из чертога в чертог под неусыпным взглядом богов… Тьфу ты, черт, заразилась!

© 2003 “Красная бурда” 


Оцени запись
[Всего: 0 Average: 0]

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Оставить комментарий