Юрий ИСАКОВ

НЕУДАЧА

Неудачи порой подстерегают нас неожиданно. Я принес в приемный пункт прачечной белье. Постельное хотел постирать. В этой прачечной я был первый раз. Все мы куда-нибудь периодически приходим в первый раз. Как дети в школу. Ну вот и я пришел в эту прачечную так же. В окошечке приемщица. Я достал из сумки аккуратно сложенное — хоть и грязное, хотя и не очень — стопочкой белье.

— Пожалуйста, давайте сюда, — говорит мне приемщица. Я подаю ей в окошко стопку, она берет ее и начинает куда-то уносить.

— Эй, подождите! Надо же сосчитать, я не помню, сколько там чего, надо же квитанцию какую-то заполнить! — говорю я ей. К окончанию фразы она уже возвращается без белья.

— Где мое белье? — спрашиваю.

— Никакого белья я у вас не брала, — отвечает она, улыбаясь. Мне от такой наглости все начинает казаться сном, но, ущипнув себя за самое чувствительное место, обнаруживаю полную явь вокруг.

— Отдайте мне белье, оно новое совсем! Я сам его постираю! — кричу я.

— Не брала я белье, — говорит полноватая и улыбающаяся приемщица.

Я зверею, кидаюсь к узкому окошечку, просовываю руки, насколько пролазят, и пытаюсь схватить ее. Но она только смеется и с безопасного расстояния хлопает меня по рукам своими пухлыми ладошками. Ее ладони я поймать не могу, в детстве я всегда проигрывал в эту игру. Совсем обезумев, ищу глазами дверь в ее апартаменты. Но дверь только на улицу, а к ней только окошко, в которое я пролез бы лет тридцать назад.

— Как же быть? — говорю сам себе я устало.

— Ничего-ничего, — говорит она мне, — ничего я у вас не брала.

Выскакиваю на улицу, обегаю здание — одни жилые подъезды кругом. Забегаю в ближайший к прачечной, стучусь во все двери — везде квартиры, в которых живут люди. На вопрос о прачечной удивленно пожимают плечами. В их доме? Не может быть. Сами бы воспользовались, если бы знали.

От обиды, отчаяния и злости не нахожу себе места. Тщательно исследовал дом со всех сторон. Вернулся в проклятую дверь. Приемщица встретила меня улыбкой.

— Отдайте белье!!! — кричу. — Не то я не знаю, что я с вами сделаю!!! Где у вас вход?!!

— У нас нет входа, — отвечает приветливая приемщица.

— Это ложь! Так не бывает! Как вы попадаете на работу?! Как у вас белье увозят стирать? Или уносят там, мне все равно, отдайте белье, или я сейчас здесь сойду с ума!!! — пугаю ее.

— Я у вас белье не брала, извините, — говорит.

Не прачечная, а Министерство культуры какое-то!

Чувствую, что сейчас взорвусь. Чувствую себя гранатой, из которой пухлой ладошкой выдернули чеку. Бегу снова на улицу, на ближайшую стройку. Уговариваю мужика со стенобойной машины сломать мне стену за пузырь.

— Можно, но пузырь вперед!

Эх, мне бы его предусмотрительность!

Бегу за пузырем, сажусь к нему, и мы едем к прачечной. По дороге объясняю ему суть дела. Он не слушает, ему все равно. Потому что пузырь уже у него, и его мозг невидимыми нитями накрепко привязан к гонорару.

Забегаю в последний раз перед решительной схваткой в приемный пункт. Она там.

— Ага, вы еще здесь! — злорадно ору.

— А где же мне быть? Дверей-то у нас нет, сами убедились.

— Ну, все, ждите меня у себя!

Выбегаю на улицу, и даю отмашку мужику. Тот с размаху всаживает в стену огромный железный шар. Через некоторое время стена начинает крошиться. С верхнего этажа падает чья-то кровать, но это не занимает меня. Я жду, когда в стене на первом этаже появится пролом, в который я смогу пролезть в своем нынешнем возрасте. Но вот, наконец, и он. Из пролома выскакивает женщина. Хочет удрать? Нет, бежит ко мне.

— Спасибо вам, вы мой спаситель, вы мой рыцарь, принц, Иван-царевич! — осыпает она меня эпитетами, а я от неожиданности не убиваю ее. — Если б не вы, неизвестно, сколько бы я еще томилась в этой прачечной темнице! Может, всю жизнь!

— Отдайте белье! — говорю я ей по инерции. — Зачем вообще вы его у меня забрали?

— А иначе бы вы меня не спасли!

Белье мы потом достали из-под обломков и теперь спим на нем вместе. Дети приходят в школу в первый раз, а потом ходят еще много-много раз. Учатся. Я пришел в прачечную в первый раз и всему сразу научился. Больше я в прачечную не хожу и белье туда стирать не ношу. Она сама стирает его. Она моя жена.

“А в чем же неудача? — спросит пытливый читатель. — Неудача, вынесенная в заголовок рассказа?”

На это отвечу ему так: “Коли пытливый, сам и разбирайся!”

Зовут ее Наташа.


Оцени запись
[Всего: 0 Average: 0]

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Оставить комментарий