ОБЗОР РЫНКА ТЕАТРАЛЬНЫХ УСЛУГ

Прежде, чем пригласить вас в тот или иной храм искусств, мы должны вас кое о чем предупредить. В последнее время, чтобы как-то выжить, многие театры сдают в аренду свои помещения.

Не стал исключением и Московский Академический Театр на Цырлах. Завсегдатаи театра уже потихоньку начали привыкать к тому, что в ложах бельэтажа стоят чьи-то старые шкафы, лыжи, висит белье на веревках, мужики пузатые курят в майках. В одной ложе вообще гуляли свадьбу, не обращая внимания на то, что на сцене полным ходом идет спектакль и, кстати, совсем неплохой.

“Разговор с набитым ртом” (реж. Шендерович-Данченко) поражает экспрессией и выпученными глазами актеров, вот только текст они доносят плоховато.

Режиссерская находка — посреди спектакля в зал, или даже на сцену, то и дело выскакивают веселые коммивояжеры с клетчатыми сумками, что несколько мешает следить за ходом пьесы. Правда, Шендерович-Данченко клялся нам после, что никаких коробейников он в спектакль не вводил.

Во время антракта в фойе зрителей ждет приятный сюрприз — возле колонн стоят грузины и жарят шашлыки. В театральном буфете обстановка вообще демократичная донельзя — подают пиво с рыбой и водку, за столиками стоят какие-то театралы в помятых фраках, дуют “ерша” и без стеснения обсуждают режиссерскую концепцию. Дамы в свалявшихся кринолинах и с аристократической синевой под глазами очень ловко открывают пиво при помощи лорнетов.

А вот в Общественном Театре сделали бесплатный вход! Неприятно одно: во время первого действия по залу ходит тетка с криком: “Билеты покупаем! Контрамарки предъявляем!”, а во втором отделении группа контролеров обычно устраивает шумную облаву на безбилетников.

В новой постановке “Премии” А. Гельмана режиссер Немирович-Невойнович позволил себе небольшую вольность. Чтобы осовременить пьесу, он заменил премию, от которой отказываются рабочие, на зарплату за полтора года, которую отказываются платить.

Рекомендуем сходить в театральный туалет, все стены и потолок которого исписаны автографами знаменитостей и надписями, вроде “Сильва — дура!”, “Ференц и Амадей были здесь”, “Премьера-96”, “Отелло — чемпион!”, “Фигаро из Алапаевска” и т. д.

В Театре Советской Армии сервис тоже на высоте: каждому зрителю выдаются артиллерийские бинокли, а каждая ложа оборудована стереотрубой. В театральном буфете стоит полевая кухня, и румяный повар в пилотке угощает всех театралов кашей.

Работники театра стараются не вспоминать о ЧП, случившемся здесь на прошлой неделе. Тогда три молодых актера дезертировали из Театра Советской Армии прямо во время спектакля. Оглушив старого актера, который был в тот день на сцене старшим, они забрали у него весь реквизит и через зрительный зал самовольно покинули помещение театра. Как стало известно прессе, один из актеров после окончания театрального института косил от Театра Советской Армии, изображая из себя то душевнобольного, то женщину, и даже провел два года в труппе Романа Виктюка.

“Пока в театр не пойдут здоровые призывники, он никогда не вернет себе былую славу!” — заявил нам главный режиссер Театра Советской Армии, после чего разрешил идти.

Поразила постановка “Колобка” в Детском Музыкальном. Роль Колобка исполняет уже немолодой Николай Ногой-Качалов, известный своими амурными похождениями на всю Москву. Роль Лисы играет молодая, но уже поддающая наддежды Елена Заматрасская. Ну да кто не слышал про Елену? При всем при этом складывается впечатление, что облизываются и Лиса и Колобок. И что оба хотят поскорей уйти вместе от бабушки и дедушки за кулисы.

Театр Неприличного Жеста осчастливил взыскательную столичную публику хореографической интерпретацией пьесы М. Шатрова “Дальше, дальше, дальше”. По мнению труппы, именно туда направил В. И. Ленин угнетенные массы.

Большой театр тоже старается, как может, привлечь зрителей на свои постановки. Поэтому не удивляйтесь, если балерины вдруг начнут танцевать вокруг шестов.

Режиссер-постановщик Петер Швайн, который раньше ставил исключительно бои кэтчистов, поставил “Грозу” на ринге в спорткомплексе “Олимпийский”. По Швайну, в финале Катерина, вместо того, чтобы бросаться в реку, залезает на канаты и всем телом прыгает на лежащую на полу Кабаниху. Кабаниху в этом спектакле жалко.

Балетная постановка “Гоп-стоп” на музыку А. Розенбаума в Театре зверей им. Дурова вызвала настоящий атас в театральных кругах. Кенгуру, исполнявшая роль Нинки, была бесподобна и составила потрясающий дуэт с бегемотом (Сэмэн). Сцена кровавой резни выглядела настолько убедительной, что зрителей просто выворачивало.

Очень неплохой спектакль представил на суд зрителей Большой Лекционный театр. Пьесу “Сегодня мы расскажем о жизни гиббонов”, поставленную на трибуне сцены ДК Культуристов, посетило порядка 10 человек. Настоящий стеклянный графин с водопроводной водой — такое нечасто где встретишь. Да и роль Лектора (Агафон Животинский) была исполнена блестяще. Апофеоз этого грандиозного действа — крик гиббона во время гона в устах Лектора — вызвал широкий резонанс у окрестных собак.

Обязательно сходите в Проезжий театр на Павелецком вокзале, где гастролирует театр из г. Балды-Калган со своим “Ревизором”. Интересно, в каком это месте у Гоголя актеры нашли слова: “Когда будет получка?”, “Задолбали эти гастроли!”, “В гостинице тараканы со спичечный коробок!” Хорошо, что непосредственно перед спектаклем вдоль рядов девушка катает столик и продает желающим тухлые помидоры и яйца. Так или иначе, но зрители получают удовольствие во время спектакля.

Но лучше всех со зрителями работают артисты Цыганского театра “Золотой”! Например, во время последней премьеры, когда после антракта зрители попытались вернуться в зал, все двери оказались запертыми, все артисты уехали, а из гардероба исчезли все вещи. Очень свежий, незатертый прием, молодцы!

Долгожданная премьера “Гамлета” в постановке Театра на Ваганьке откровенно разочаровала публику. Где голая Офелия, где находящийся в наркотической ломке Гамлет? Где, наконец, обещанные суповые наборы из костей Йорика?! Скучное, пошлое в своей традиционности, и, безусловно, неинтересное зрелище.

В театре “Собутыльник” Мрак Фрейдкин тоже замахнулся на Уильяма нашего Шекспира и поставил нечто вроде попурри из всех его пьес. Однако, у него получился какой-то неизвестный Шекспир! Хочется напомнить режиссеру, что в “Отелло” Дездемона потеряла платок, а не трусы. Сам Отелло в финальной сцене не выходит в плаще и с чемоданом. В “Гамлете” — тоже сплошные загадки. Непонятно, почему отравилась королева, а не Гамлет, который перед поединком выдул все вино. В “Двенадцатой ночи” актеры играют так, будто не спали предыдущие одиннадцать.

Ну вот и все, увидимся в театре!


Оцени запись
[Всего: 0 Average: 0]

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Оставить комментарий