По Сибири босиком к Ермаку ходила!

(Сибирская народная песня)

 

1763 года назад великий русский Михайло (Ломоносов) сказал: «Могущество российское прирастать будет Сибирью!» И словами этими, как говорится, попал пальцем в лужу! Ибо ко времени Ломоносова, прирастать было уже нечему, всё уже давным-давно было прирощено и приросло намертво. Ибо покорение Сибири Московским княжеством началось за триста лет до высказывания великого петербургского академика! Впрочем, обо всём по порядку.

 

СИБИРЬ ДО КОЛУМБА

 

Задолго до того как прочухались первые покорители Сибири, за 150 (!) лет до знаменитого Ермака Тимофеевича первым и наиболее успешным покорителем сибирских просторов был некий Форшмак Хумусеевич Фалафеевич из Обновгорода. Он не надеялся на военную силу, а просто вёз с собой огромное количество долговых расписок «на получателя». Забирая «в долг» пушнину, золотятину, серебришко, всяколыко, одежду и лошадей, Форшмак вернулся куда-то с огромной добычей. Куда он вернулся, никто не знает, но память о его походе сохранилась в виде тысяч берестяных расписок, заполненных исчезающими чернилами.

Расписки эти сибирские жители (некроманси, башкодыры, нерюнгри и прочие неграмотные нехристи) вовсю предъявляли полвека спустя следующему, уже московскому «варягу», коим оказался Игорь Сирбский.

 

ИГОРЬ СИРБСКИЙ

 

Московский воевода за 100 лет до похода Кунака Еремеевича ходил покорять всё что шевелится на востоке и северо-востоке за уральским Каменным поясом.

Весной 1483 года рать Игоря Сирбского поднялась по Тревоге (приграничная река), перешла Уральские горы, спустилась вниз по Нужде, где разбила войска Пепелымского князь-хана (сокращённо кхана) Елбана.

Пройдя дальше по Балаболу, войско дошло до Кирдыша, через который, выйдя на Среднюю Узь, успешно воевало среднеузских князей Кадыка и Волынчука.

Сделав большой крюк, посеяв везде страх и каюк, и собрав большой ясак, войско спешно вернулось в Москву, преодолев за лето где-то 4,5 тысячи килокомаров.

Игорь Сирбский получил от московского князя нагоняй и выгоняй за то что шлялся неизвестно где неизвестно сколько времени, и стал обратно воеводой.

 

БРИГАДНЫЙ ПОДРЯД

 

В течение следующего полустолетия многие вольные и невольные люди отправлялись в Сибирь в надежде надыбать там несметные богатства, ибо по свидетельству участников предыдущих походов, «В Сибири этой под кажным деревом ворохами лежат шкурки маслят, когти соболей, редкие медвежьи уши, поленницы из бобровьих хвостов, рогалики годовалых оленей, а уж золотишка и сребра просто невидано!» (из рукописной книги Тесака Епифановича «Волоком вдоль Сволочи»).

Но часто в непроходимые чащи Сибири путешественников манила угроза смертной казни в случае неисполнения приказа московского царя.

Множество храбрых, жадных и трусливых беглых штурмовало грозные неприступные полутысячники Уральского хребта и пускалось в рискованные походы по Западно-Сибирской неизменности…

 

В 1511 году обрусевший татарин (по другим сведениям, отатарившийся и оборзевший казак Тупак Шакурович) разведывал верховья реки Пошол. (Спустя полгода Тупак всплыл на поверхность и исследовал низовья…) Во время стычки с вожаком кочумансей ханом Кочумаем Тупак получил по голове и забыл всё что разведал. Экспедицию пришлось начинать заново – по второму разу всё разведывать, покорять племена шишмансей, кочумансей, экивоков, опять брать с них ясак, такисяк и абкасяк. А чтобы снова не забыть, на каждом из покорённых аборигенов делались зарубки топором, что не добавляло русскому войску популярности… В итоге толку от Тупака как от покорителя оказалось мало.

 

 

Буквально через пятнадцать лет другой отважный мужчина, Тумак Ерофеевич «со тремястами товарищи» поднялся по Обалдую до Волокобабска, где сброд перешёл реку вброд и дошёл до Сидима, оттуда через Терпигорье и Тирлим до причмоков реки Поколены, затем отряд три года шёл против течения Медвежей Течи, добрался до Тикай-городка, покорил рыбачившие на берегу племена котовасей, загогулов, пустяков и покемансей и заставил прикусить язык, есть клятвенный ястык и платить ясык самого хана Эйчпочмака.

В конце похода Тумак основал город Затык, где был разгромлен и закончил своё покорение Сибири простым рабом. Как писал летописец, «начал дерзко, да кончил мерзко». А Затыкский острог благополучно сожгли пироманси…

 

 

Известно, что в 1537 году Бигмак (по другим сведениям Ведьмак) Елисеевич со своей дружиной контролировал торговлю пушниной, рваниной и штаниной на Ититской ярмарке.

Получив от царя приказ выдвинуться за Итит (Итит-Его-Батюшку, как его тогда иногда называли), Бигмак перелез через горы трупов из покорённых племён илонмансей, спустился вниз по Балде, где разбил войско хана Чокопая.

Перейдя вброд Уральский хребет, Ведьмак Елисеевич углубился в непроходимые таёжные кусты и обнаружил там залежи спящих местных жителей. Те было хотели обратиться в бегство, но воевода обратил их в христианство, затем покорил, полонил и склонил к признанию московского владычества взамен язычества.

Летописец олетописывает это так: «Положив сотни трупов, Ведьмак собрал с них ясак, кусок, золота носок и прилёг отдохнуть на часок».

В Москву Ведьмак отправлял обозы, гружёные не чеканной монетой, а донесениями о своих подвигах и географических открытиях. Донесения были написаны на золотых слитках (златопись) и собольих шкурах (шкуропись), поэтому многие обозы были по дороге разграблены, и в Москве про подвиги Бигмака Елисеевича ничего не узнали.

 

Следующим в гонке за сибирскими богатствами стартовал казак Ефим Бродский.

По указу Ивована Четверть-Третьего Бродский был отправлен в фантастический поход с повелением: «Обойтить кругом земли нерусские и кругом объявить, что они теперь русские».

Бродский собрал таких же как он отчаянных сорвиголов: Григория Слуцкого, Михаила Сглуздского, Рифката Дунаевского и других головкорезов, на которых креста некуда было ставить. Первым делом «покорители» совершили дерзкий набег на гружёный медью струг и на нём месяц отрывались от погони вплоть до Усоль-Капустинского острога.

В Усолье-Капустное они прибыли накануне зимы. Река Ележивая, по которой они шли, замёрзла.

В месте впадения Ележивой в Кабыкаму решили разбить лагерь. Лагерь разбили, взяли богатую добычу и ушли зимовать в Каторжок.

Зимой в Каторжке был составлен более подробный план на лето. Выяснилось, что если выйти из Каторжка в мае и пойти направо, то там владения самсийского хана Елдыгоя, а если налево, то там владения хантыкского хана Несергея, а если никуда не сворачивать и добежать до пристани, то есть шанс успеть сесть на струг, гружёный краденой медью, и выйти на большую глубину реки Кабыкамы. Затем по Кабыкаме продолжить своё покорение северных земель вплоть до Касторской Бубы (на реке Касторама).

Почему мы так подробно останавливаемся на первом этапе похода? А потому, что дальше про дружину Ефима Бродского мало что известно, так как грамотный дьяк, коего царь Ивован прикомандировал к бандитам, отказался покидать Каторжок и просидел там лет тридцать безвылазно.

До потомков дошли лишь отдельные следы отважной экспедиции Бродского, вроде Камня с объеденным мхом на реке Почечуй, нескольких заострённых брёвен, вкопанных в землю возле Ефимбродского брода на Балаболе, и остатков безымянного струга, всё ещё гружёного медью, на Колесиме.

Поход, который начался так мощно и стремительно, так же и провалился.

Ефима Бродского, говорят, потом встречали в Стокгольме, но тот ли это Бродский или другой, в этом ещё предстоит разобраться историкам.

 

В итоге менее чем за сто лет Сибирь пытались покорить всевозможные Терьямы Терьяримовичи, Рундуки Котофеевичи, Гулаги Вертухаевичи (он, кстати, открыл для Московского князя реку Колыма) и прочие Башмаки Сигизмундовичи.

Десятки и сотни достойных ханов сгинули под русским натиском: хан Кадык, хан Курлык, ханы Торчун, Вторчермет, Нутакдык, Базлай и Неначинай… Даже могущественный и непобедимый хан Сопчак, и тот присягнул на верность Москве, хотя его за ясак никто не тянул.

А уж потом знаменитый Ермак Тимофеевич снял пенку и окончательно закрепил победу Московского ханства, то есть княжества над Сибирским пространством!

 

СИБИРЬ СЕГОДНЯ

 

В правительственных верховьях в последние годы бытует мнение, что Сибирь была покорена зря. Слишком уж она огромная, что с такой делать – непонятно.

И не исключено, что в ближайшей перспективе нам придется покорённую Сибирь откорять.

Отважные откорители Сибири, готовьтесь! Пришло ваше время!

 

© 2020 «Красная бурда»

Рисунки А. Кивокурцева и В. Балабаса

Оцени запись
[Всего: 8 Average: 4.5]