— Доктор, вы, наверное, хирург?

— Да, хирург, сейчас вас оперировать буду. А как вы догадались?

— А у вас весь халат в крови.

— А-а, это… Это мы с ребятами только что портвейн неудачно открыли, нет, это не кровь, не волнуйтесь!..

 

— Девушка, хотите, сделаем вам пластическую операцию? По лицу вижу, что хотите. У нас есть несколько вариантов лиц: “Молодежное”, “Площадка”, “Бокс”, “Полубокс”… Девушка, хотите “Бокс”? Это почти как “Площадка”… Глазки какие будем делать — прямые или косые?

 

— … Как говорил мой учитель: “Все ампутировать мы, к сожалению, не можем, кое-что придется лечить…”

 

— Тут на стройке одного больного плитой придавило. Приехали — жив. Давление померили — полтонны на квадратный метр!..

 

— Присаживайтесь. Положите ногу на ногу. “Основной инстинкт” смотрели? Вот мы сейчас его у вас проверим. Переложите-ка ногу на ногу!..

 

— Ведь ты же врач! Ты же клятву Гиппопотама давал!

 

— Ну и кишечник у вас! Знаете, я бы с вами в разведку не пошел, честно вам скажу.

 

— Я всегда говорил — подобное надо лечить подобным. Помню, у одного больного был страшный энурез в последней стадии. Так я при помощи уринотерапии его исцелил! А ведь человек уже одной ногой стоял в обмоченной могиле! Или вот грыжу лечил штангой. Один подход — и как рукой сняло!..

 

— Заходит ко мне как-то больной. Весь на понтах. Ну, я пригляделся, вижу — ага, одного-то понта не хватает…

 

Спектакль “Ревизор” в исполнении театра глухонемых.

Кабинет Городничего. Входят Бобчинский и Добчинский.

Немая сцена.

Входит Земляника.

Немая сцена.

Входит Хлестаков.

Немая сцена.

И т. д.

 

— На вас диагноза ставить некуда!

 

— Алло, это морг? Попросите, пожалуйста, к телефону Морозова из 4-го холодильника, ниша № 18… Але, Саша, скажи, что тебе положить в передаче?..

 

— Присаживайтесь. На что жалуетесь? На что присаживаетесь, на то и жалуетесь?

 

— Чтобы вылечить радикулит, надо, чтобы первый ребенок на заре своими ножками за врачом потопал.

 

— Больной, вы явно что-то перепутали. И эти шарики под кожу головы незачем было ставить. Ума они вам явно не прибавят!

 

— Доктор, у меня нехорошо.

— Где?

— Там.

— Где именно? Говорите прямо.

— Не могу, стесняюсь. Ну… там.

— (задумчиво) Там… это может быть там, там и там… Ну что ж, осмотрим все. Покажите мне эту…

— Какую?

— Ну… эту… Ну, давайте левую вначале.

 

— Сестра, запомните: внутривены у человека на руке, а внутримышцы, для уколов — сзади!

 

— Доктор, из операционной спрашивают, вы идете или без вас начинать?..

 

— Знаете, у вас в зубе дырка большая. Будем пломбировать или жевательной резинкой залепим?

 

— Оперировал я как-то одного дрессировщика. Так он после операции встал, и все, что я ему отрезал, аккуратно в мешочек сложил. Унесу, говорит, своим питомцам.

 

— Я вам выпишу укольчики… Да, вот сюда — укольчики. Вот сюда таблеточки. Вот сюда — повязочку беленькую… Да, а вот сюда, в левый верхний угол, мы налепим горчичничек… А справа по краю — мазью желтенькой чуть-чуть пройдемся! И все, будете как картинка!

 

— Доктор, вы мне на ночь есть запретили, вот я и простыл!

— А какая связь?

— Так я же всю ночь у холодильника простоял, на курицу смотрел, вот меня и прохватило!

 

— Доктор, у меня голова длинная.

— Это вам к акушеру вашему надо было обратиться лет тридцать назад.

— Так я орал ему, орал…

 

— Так, что у вас, сестра?

— Я ставлю капельницу.

— Хорошо. Я ставлю скальпель, два шприца, что у вас, больной? Анализы? Ну, что делать, ладно уж. У вас, профессор? Клизма и часы. Ставки сделаны, раздавайте, сестра…

 

— Вы туалет прошли?

— То есть?

— Ну, у туалета были?

— Да, там к нему очередь, я пока к вам.

 

— Как-то раз назначил я таблетки одной ста-а-аренькой бабульке. Описал ей все подробно, мол, маленькие такие, беленькие, круглые, очень горькие, поэтому принимать один раз до еды. А она, видимо, слышит уже плохо. “Ты мне, говорит, милок, лучше название по латыни напиши, а я уж разберу как-нибудь…”

 

— Доктор, да вы как сверлите! Что значит — не мое дело! Я сам слесарь! Зуб в тисках зажать надо, накернить, а уж потом плавно подводить сверло! А так — брак будет. У меня заготовок-то всего тридцать две.

 

В регистратуре:

— Скажите, вот меня эксгибиционизм беспокоит, так мне к какому врачу-то?

— Идите к окулисту.

— Он посмотрит?

— Да нет, у него там больные сидят, смотрят. Они вас и посмотрят.

— А вы?

— А потом мы тоже все обязательно придем и вас посмотрим.

 

— Так вы говорите, печень пошаливает? А вы с ней построже, построже. Накажите ее как-нибудь. Не давайте ей пива, чебуреков какое-то время… Какая нехорошая печень! А вот мы ее начикаем! Вот тебе, вот тебе!…

 

— Заходите, больная, раздевайтесь, ложитесь. Следующий! Заходи, мужик. Здорово, правда? Ну ладно, выходи давай, поглядел и хватит. В медицинский надо было идти, дурак.

 

 

© 1998 «Красная бурда»

Рисунок М. Смагина

Оцени запись
[Всего: 0 Average: 0]

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Оставить комментарий