Врач

 

(1900 — …)

 

Родился И. З. Глауковер на Трихопольщине, в деревне Апоплексеевка (ныне — г. Коронарск). В детстве Иодик очень любил папу, маму и медицину. Возьмет, бывало, стетоскоп и слушает, что они там за стенкой делают. А однажды мальчик случайно ударил себя молотком по коленке. То, что произошло с ногой, потрясло ребенка в буквальном смысле слова. С этого самого момента он уже окончательно «заболел» медициной. Не было во всей округе человека или животного, которому, незаметно подкравшись, мальчуган не шарахнул бы молотком по ноге.

 

В гимназии пациентов у Глауковера было хоть отбавляй. На каждой перемене он выстукивал, пальпировал, клизмировал одноклассников, учителей. Как-то раз прямо на парте перочинным ножиком вырезал аппендицит!

 

* * *

 

После гимназии была Медицинская Академия.

 

«Доктор Глауковер был самым способным среди нас, — напишут о нем однокашники. — Быстрее всех выполнял нормативы по зашиванию-расшиванию больных. Гланды и грыжи вырезал на спор с завязанными глазами. Был очень любознателен — долгое время не доверял рентгену, предпочитая все посмотреть своими глазами… До того был влюблен в медицину, что перед выпуском из Академии предложил во время клятвы  Гиппократа есть землю…» *)

 

Своим учителем Иод Заумович считает академика Павлова. Как известно, умирая, Павлов диктовал ученикам все свои ощущения. Вслушиваясь в его негромкую монотонную речь, ученики и не заметили, как ученый умер. В дневнике Глауковера сохранилась запись, сделанная в тот вечер: «Ну

вот, коллеги, я и умер. Но заметьте, щетина и ногти у меня еще продолжают расти…»

 

(Впоследствии доктор Глауковер значительно развил учение Павлова о рефлексах. Больные в его в клинике не только выделяли слюну при виде пищи, но и ходили на задних лапах, считали до десяти и выполняли несложные акробатические  трюки…)

 

В конце четвертого курса молодой Иод побывал в Средней Азии в составе группы медиков по борьбе с эпидемией узбекского сифилиса. Там он и

познакомился со своей будущей супругой Розой…

 

По окончании Академии Глауковеру предложили остаться в столице.

Он отказался и уехал в глухую таежную деревеньку в три двора, где

сильно запил. Через месяц, похудевший и возмужавший, возвратился

назад. Его сразу же взяли в Институт психиатрии им. Сербского, где Иод Заумович провел несколько долгих лет, пройдя нелегкий путь от простого буйного пациента до руководителя Института.

 

Однако врачебные и научные интересы доктора Глауковера простирались далеко за пределы психиатрии. Ни одна крупная эпидемия не обходилась без его участия. Во время эпидемии холеры в Поволжьи доктор выказал редкое мужество: заходил в бараки к холерикам, осматривал их, пожимал руки, шутил, подолгу разговаривал с несчастными. После этого находил время и для своих обычных, незаразных пациентов…

 

В 1929 году И. З. Глауковер предлагает революционный способ лечения левшивости у левшей.  Метод прост: еще в детстве менять местами руки путем хирургического вмешательства, чтобы детям легче было приспосабливаться к правосторонней жизни.

 

В 1935 году Иод Заумович первым в мире применил анестезию тупым тяжелым предметом.

 

Открытие так называемой «военной косточки» — тоже заслуга знаменитого доктора. Он обнаружил ее в 1937 году, работая  патологоанатомом и изучая выдающихся советских полководцев.

 

«Профессионализм и гемоглобин — у него в крови!» — говорили коллеги. И они были совершенно правы — это проявлялось даже в сущих мелочах — таких как, например, мытье рук перед операцией. Руки Глауковер мыл всегда долго и тщательно, не обращая внимания на насмешки коллег. Сначала хозяйственным мылом, потом — туалетным, потом долго тер кусочком пемзы, споласкивал чистой водой, протирал ваткой со спиртом… Наконец, поплевав на ладони, приступал к операции.

 

И еще: Иод Заумович всегда близко к сердцу принимал боль и страдания пациентов. Даже во время операций он вскрикивал и всплескивал руками, если отрезал что-то не то. А ведь, если вдуматься, самим-то пациентам все равно — они же под наркозом ничего не чувствуют!

 

И еще: обладая уникальным даром предвидения, доктор Глауковер еще до операции  мог безошибочно предсказать причину смерти больного.

 

Неудивительно, что пол-Москвы мечтало прооперироваться у Глауковера. Он и его ассистенты работали буквально на износ. Частенько возле операционной можно было наблюдать такую картину: Иод Заумович и трое уставших, взмокших ассистентов, привалясь к стенам, жадно затягиваются папиросами:

 

— Да-а, здоровый сегодня попался…

 

* * *

 

Во время войны судьба забросила знаменитого врача в Красную Армию. Со всех фронтов потянулись к И. З. Глауковеру пациенты. А он, даже в условиях полного отсутствия медикаментов, не прекращал приема больных. Многие солдаты до сих пор не могут забыть его знаменитые «горчичники», вырезанные из жести и подогретые на костре, «банки» из-под американской говядины, «утки» из фашистских касок…

 

Десятки тысяч солдат и офицеров, которых доктор Глауковер вернул в строй, не могли порой сдержать слез благодарности при отправке на передовую…

 

* * *

 

После войны, уже в 70-е годы Глауковер ездил с гуманитарной миссией ООН в Африку, спасать голодных эфиопов. Прописывал больным мясо, хлеб, сгущенку. Миллионы спасенных от смерти негров с благодарностью вспоминают русского доктора.

 

В последние годы Иод Заумович все чаще откладывает скальпель и берется за

перо. В результате свет увидело множество научных трудов: «Кишка — дело тонкое…», «Повадки ухогорлоносов», «Мануальные методы обострения пика оргазма», «Газы и их влияние на психологический микроклимат в коллективе», «Мухобойка как эффективное средство борьбы с дизентерией», «Лучшие морги России», а также знаменитая трилогия «Офтальмологи — кто они?», «Офтальмологи — где они?» и «Офтальмологи, здравствуйте!»

 

Да-да, успел наш доктор и искусственными глазными хрусталиками

побаловаться! Естественно, для начала он опробовал их на животных. По всей Москве и области ходили, натыкаясь друг на друга, зеленоглазые собаки, коровы, козы и куры с новенькими хрусталиками из бутылочного стекла. Потом дошла очередь и до людей…

 

Одно время И. З. Глауковер всерьез увлекся нетрадиционной медициной —

стал делать операции нетрадиционным концом скальпеля, лечить насморки

и запоры по методу филиппинских хилеров. А года три назад решил постичь секреты тибетской медицины и пять лет провел в тибетском монастыре. Но  секретов не узнал, так как за все пять лет в монастыре не заболел ни один человек…

 

Вернувшись домой, доктор с новыми силами приступил к работе. Вот и сегодня в его операционной до утра горит свет и не смолкает музыка.

Слышно, как профессор Глауковер высоким и чистым голосом старательно

выводит свою любимую — «Их в живых осталось только семеро…» Крики

больных практически не слышны, хотя операции сейчас делаются почти без

наркоза.

 

Да, что и говорить, медицина сейчас переживает трудные времена. Зачастую медикам не хватает даже обыкновенного медицинского спирта, и  старенькому профессору приходится среди ночи бежать в соседнюю больницу.

Поэтому можно себе представить, какова была радость доктора, когда в его

больницу (№ 5, им. Боба Марли) привезли первую гуманитарную помощь с немецкими одноразовыми шприцами! Ведь эти замечательные изделия могут служить гораздо дольше, чем простые советские…

 

Но, несмотря на все трудности, доктору Глауковеру есть чем гордиться — не пересчитать, сколько безнадежных больных он поставил на уши. Дома у него хранится богатейшая коллекция анализов многих известных людей.

 

Некоторых обреченных уже чуть ли не хоронили — ан нет, шалишь! Придет

Иод Заумович, ковырнет скальпелем, глядишь — и ожил родимый, побежал, закричал… Со своим любимым скальпелем Глауковер не расстается никогда — всегда носит с собой, за голенищем сапога. Сделать срочную операцию или, там, хлеба отрезать в булочной, да хотя бы консервы открыть — таких проблем у доктора не бывает.

 

Не случайно миллионы пациентов вспоминают Иода Заумовича добрым многоэтажным словом. До сих пор люди узнают доктора Глауковера на улицах, издали показывают ему язык, говорят «А-а!» и раздеваются до пояса…

 

*) А. Ваткин, Б. Лепилло, В. Гангриашвили. «История Коновальства Российского». М., изд-во «Психопат», 1961 г.

 

с  “Красная бурда”

Оцени запись
[Всего: 1 Average: 5]

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Оставить комментарий