Отмечать приход весны – старинный обычай, сохранившийся ещё с доязыческих времён. Наступления весны люди всегда ждали с нетерпением. Бабы в ожидании весны лазили на стены, а мужики стояли и примечали, кто лазит шибче.

Чтобы «приманить» весну, девки наряжались в мини-сарафаны и прозрачные кокошники. Мужики расстёгивали фуфайки.

Если весна запаздывала, её было принято «закликать», поторапливать. Весенние «заклички» часто были обращены к символам весны – птицам, и были звукоподражательны. «Грач, грач, борозду раскорячь, грач, грач!», «Дятел, дын-дын-дын! Дятел, дын-дын-дын!», «Журавель, журавель, не лети в Куршевель, а лети в Ярославель!» и так далее.

В Поволжье дети и взрослые часто обращались к весенним жаворонкам с просьбой, чтобы они принесли «весну красную», «солнышко красное», «вино сухое красное», «краску ярославскую красную», «помидоры, колбасу красную, лук репчатый красный», «перец болгарский красный» и всё такое прочее.

Озорная славянская молодёжь, не дожидаясь, когда побегут первые весенние ручейки, пускала ручейки прямо по сугробам.

 

* * *

 

Считалось, что весну надо встречать во всём грязном, перемазавшись чернозёмом, навозом, машинным маслом, поэтому с первой оттепелью люди выходили из домов и сразу становились в грязь, независимо от того, какой обряд, зачин или игру они собирались устроить.

Люди выводили в поля лошадей, коров, прочий скот, чтобы подышать наконец чистым воздухом у себя дома.

Для встречи весны-красны детям делали свистульки, и те свистели уже не своими сопливыми носами, а свистульками. Свистели до тех пор, пока их не выгоняли из домов, либо взрослые не убегали куда-нибудь в поля пахать или сеять – лишь бы не слышать весёлого весеннего пересвиста.

А ещё в первый день весны на детей надевали коньки и отправляли на речку кататься или купаться – как получится! Но предварительно каждого ребёнка обвязывали толстой тёплой верёвкой, чтобы не простудился и не утонул.

Весной у многих людей просыпался основной инстинкт, когда хотелось схватить нож для колки льда или острый коктейльный лом и наколоть побольше льда на реке.

Когда же лёд на реках вскрывался, любимым развлечением становилось катание на льдинах. Многие пожилые сердобольные люди также увлекались зайцезадержанием с помощью лодок. Увидеть в половодье на реке старика с пустой лодкой считалось плохой приметой.

* * *

 

На так называемой капе́льной неделе (в период наиболее активного таяния) девушки гадали на сосульках: становились около избы с сосульками, выбирали каждая свою и ждали. Чья сосулька растает быстрее, та, стало быть, и замуж раньше выйдет. Ну а если сосулька не растает, а упадёт, то замужество будет скорым, но недолгим.

Мужики гадали по портянкам: клали сырые портянки на завалинку, на солнечный припёк, и гадали – высохнет али застынет? Сопрут али нет? Если портянка быстро высыхала – значит, весной будет много работы. А если застывала, то можно было ещё целый день сидеть дома босиком и пьянствовать.

Всю капе́льную неделю бабы готовились – подметали, мыли, наряжали-украшали избы, шили костюмы, придумывали конкурсы. Мужики наливали водки и выпивали.

Существовало также мнение, что на Капе́льницу хорошо бы не пить, а прокапаться. Тем более что иногда, выпив, деревенские жители устраивали праздничную драку с каким-нибудь городским чучелом.

Все без исключения бабы пекли всякие пирожки. Пекли из всего, что оставалось в доме после долгой зимы. Пирожки эти так и назывались – соломенники, шелуховники, пыльники, тараканники, клоповники. Тесто для праздничных кондитерских изделий ставили на солнце, чтобы в него вошла сила Ярилы. Туда же, на солнце, ставили брагу и клали накрытые увеличительными стёклами доски – «прожоги».

Девки плели венки. Поскольку цветов ещё не было, плели из проволоки, зелёных тряпочек, старых банных веников. Тем временем молодые холостые парни ходили под окнами женатых мужиков и дразнили их своей свободой.

В течение всей капе́льной недели ели только ложками, поминая безвременно ушедшую зиму. В субботу топили бани. К этим баням по сугробам пробирались парни и пытались заглянуть в окошко – «весну высматривали». А девки нарочно приоткрывали банные окошки и таким образом выпускали пар.

 

* * *

 

В ночь перед приходом весны парни не давали девкам спать, заманивали их в тихое место (на мельницу или в свинарник) слушать тишину и смотреть темноту (иногда – просто в потолок), ожидая особого звука, означающего приход весны.

Происходило это, как правило, накануне 22 марта – главного весеннего праздника, Дня весеннего раздолбенствия.

В этот день девушки, которых злые мачехи отправляли перед Новым годом в лес за подснежниками, наконец-то возвращались с подснежниками домой.

Днём в самый разгар праздника девки и бабы на главной площади демонстративно снимали тёплые колготы, рейтузы, юбки с начёсом и бросали их в костёр, приговаривая: «Останься от рейтуза только след у пуза!» Существовало поверье, что весной, а уж тем более летом греть ноги не понадобится. Поэтому многие женщины также сбривали всяческие тёплые начёсы и подмышки.

Вообще в этот день люди совершали множество непонятных символических действий – жгли чучела покрышек, сушили на огне обронённые в лужи ключи от домов, открывали почтовые ящики и жгли накопившуюся за зиму почту.

Кроме огненных существовали и другие обряды. Крестьяне-землепашцы выходили в огороды, садились на землю и пели песни, зазывая червей. Первого выглянувшего червя доставали. Надевали ему на оба конца чепчики, которые шили всю зиму, и укладывали спать в тёплую постельку из навоза.

 

* * *

 

Приходу весны русский народ посвятил множество пословиц и поговорок: «Пришла весна – давай, наливай!», «Тают сосульки – давай, наливай!», «Вот и зиме конец, а кто выжил – давай, наливай!», «Пей да пей, а зима – хрен с ней!», «Придёт весна капельна – напоит допьяна!», «Увидел грача – закуску не задерживай!»

Как видите, одним из главных символов весны на Руси издревле являлся грач. Из грача делали всё – жаркое, супы, пельмени, салаты, варили грачневую кашу, запекали грачей в печи, вялили, парили и выбрасывали. Знаменитое блюдо из грача – грачевник. Согласно поверью блюдо это очень вкусное, но, к сожалению, рецепт утерян. А вот в старину говорили: «Кто грачевник не едал – тот весны не видал!»

В этой связи получил распространение сугубо весенний промысел – ловля птиц скворечниками. Особым весенним деликатесом считался скворец, запечённый в скворечнике. Ещё более ценилось такое лакомство, как скворец, запечённый в граче.

 

* * *

 

Ну а самый занятный весенний обычай существовал в Орловской и Смоленской губерниях, где приход весны обычно совпадал с призывной кампанией. Молодые парни уходили на гуляние в лес, там гуляли, пока призывная комиссия не уйдёт, и возвращались в двадцать семь лет с плоскостопием и двумя детьми…

Вот так встречали наши предки весну-красну, а вы сидите на диване и читаете бурду-красну! Бросайте всё к чёртовой матери и айда на улицу баб искать да цветы им таскать, грязь месить да сапоги носить! Весна пришла!

 

© 2016 «Красная бурда»

 

Рисунки А. Кивокурцева

Оцени запись
[Всего: 22 Average: 4.6]