* * *

 

… Звездолет ускользал от самонаводящейся ракеты уже три световых года. В пятницу главный электрик звездолета напился пьян и не вышел на работу. Уже в понедельник он был уволен за прогул, лишен квартальной премии и выселен из своего отсека. Но лучше не стало. До самого Альдебарана экипаж страдал от холода, темноты и хулиганских выходок пьяного бомжа…

 

* * *

 

Неожиданно впередсмотрящий космического корабля закричал: “Луна! Луна!” Но это была вовсе не Луна, а планета Нуканака. Ее атмосфера на 99% состояла из дыма сигарет “Мальборо”. Капитан решил сделать пару  затяжек и лететь дальше.

 

Через пол-парсека показался пояс астероидов, которые при ближайшем рассмотрении оказались просто крупными шлакоблоками. Командир резко потянул штурвал на себя, и звездолет вошел в подпространство. Все измерения начали скручиваться в огромную спираль где-то у вершины мироздания. Континуум пульсировал в своей субсветовой материи. “Ничего не понимаю, — подумал командир звездолета. — Какой-такой континуум?!..”

 

* * *

 

Корабль опустился на планету V135-18 в созвездии Гончих Псов. Лишь только осели клубы пыли, у выходного шлюза завязалась отчаянная драка за право первым ступить на планету V135-18 в созвездии Гончих Псов.

 

* * *

 

Астронавт Незаметдинов спустился по трапу и поцеловал землю. Потом подумал, снял гермошлем, снова нагнулся, и поцеловал землю еще раз.

 

Весь космодром был засыпан шелухой от семечек. Очевидно, эта цивилизация находилась на первой ступени привокзального подземного перехода. Неподалеку от посадочной полосы, построенной в виде огромной воронки, раздавалось пение. Это калека-голова, подключенная к расхлябанной системе автономного жизнеобеспечения, пела:

 

А на груди его светилась

 

Медаль с планеты Ганимед…

 

* * *

 

… Планета оказалась пригодной для жизни. Зарплата была на уровне, пиво в ларьке свежее, вода без перебоев. Местные инопланетянки, правда, были какие-то страшноватые, но если разобраться, где у них что, то отношения тоже налаживались…

 

* * *

 

… Сидоров вылез из ракеты, обошел ее, пнул для порядка стабилизатор и огляделся. Неподалеку два десятка марсиан, лениво переругиваясь, рыли канал. Моросил противный марсианский дождик. Заняться было решительно нечем.

 

— Все обитатель этот планет! — гортанно закричал Сидоров. — Несите наш космолет колбаса, млеко, яйки! А кто нас не слушайт, мы будем бластер пиф-паф!..

* * *

 

… Очнувшись от 500-летнего летаргического запоя, главный электрик звездолета, пошатываясь, вышел на свежий воздух и увидел в небе два Солнца. Испугавшись, он обернулся, и хотел было войти обратно в звездолет, но звездолетов было два. Как ни странно, это его успокоило. “Вас много, едри тя в подпространство, а я один!” — заявил он Солнцам и звездолетам, и хотел уже прилечь, как вдруг, посмотрев вниз, с ужасом обнаружил у себя две ноги!..

 

* * *

 

Проломившись сквозь все эпохи к началу времен, усталый исследователь остановил Машину Времени и вздрогнул, услышав приятный добрый голос: “Да будет свет!”

 

И стал свет…

 

* * *

 

… Сосредоточившись, Иван переместился в подпространстве из дома в Красный уголок Уралвагонзавода и, хорошенько материализовавшись, начал читать рабочим лекцию “Есть ли жизнь на Марсе”…

 

* * *

 

… Во время телепортации по маршруту “Баку—Ленинград” двое злоумышленников, угрожая оператору, мысленно потребовали телепортации в Стокгольм…

 

* * *

 

После ядерной зимы наступила ядерная весна. Прибежали с юга птицы. Прилетели звери. Из-под земли появились первые волосы. Юноши рвали их и дарили девушкам. Девушки плели из них венки, надевали на головы, и становились с волосами на головах еще прекрасней…

 

* * *

 

… Последнее немногочисленное население Земли уничтожило друг друга в ходе междоусобных войн. Остались только русский, татарин и киргиз. Им придется начинать все сначала…

 

 

© 1994 “Красная бурда”

Рис. М. Смагина

Оцени запись
[Всего: 4 Average: 5]