Этой публикацией коллектив энциклопедистов “К. б.” начинает новый цикл статей о жизни и деятельности некоторых малоизвестных великих людей.

Я. Я. НИКОЛУХО-НИКОЛАЙ

 

(1849- ? )

 

Я. Я. Николухо-Николай родился в семье графьев Николухо-Николаев в специальном родовом имении. Отца своего, лейб-гусара Чичибабина, он никогда не видел, и слава Богу.

 

В детстве будущий ученый хорошо рисовал, пел, танцевал, много и плодотворно ел. Кто бы мог тогда подумать, что все эти качества впоследствии окажутся ему ненужными! Сверстники и друзья с ранних лет отмечали в нем ум необыкновенный и редкую живость мышления, за что уважительно прозвали его “Николай-поди-полай!”

 

Любимыми игрушками юного Я. Я. были его натруженные, мозолистые  руки.

К шестнадцати годам из хрупкого мальчика он превратился в здоровенного волосатого самца, который не пропускал ни одной юбки. Но к двадцати годам все стало на свои места — снова перед нами худенький очкарик с красноватыми от вечного недосыпания глазами.

 

“Я. Я. Николухо-Николай, — вспоминают друзья, — никогда не курил, пил мало — крупными, жадными глотками”.

 

Каким образом ученый попал к папуасам, остается для нас загадкой. По нашим сведениям, он шел на Одессу, а вышел к Папуа-Новой Гвинее.

 

Очутившись на, казалось бы, необитаемом острове, Я. Я. первым делом плотно пообедал сочной и нежной мякотью кокоса, а затем торопливо отправился исследовать гвинейские кусты. Там, в гвинейских кустах, он впервые увидел настоящих дикарей. Это были два дюжих папуаса в набедренных повязках с надписью “Дружинник”. Они-то и разнесли по всему острову весть о белом человеке, не умеющем ни говорить, ни читать, ни писать по-папуасски.

 

Поначалу Я. Я. чувствовал себя не в своей тарелке — один, среди дикарей, без денег и документов. Но понемногу привык, стал чаще спускаться с дерева, брал пищу из рук и отзывался на необидные клички.

 

“У, — пишет ученый в книге “Как один мужик двух папуасов прокормил”, — аборигенов есть интересный обычай: самую красивую девушку племени они бросают в океан и смотрят, что будет”.

 

Исследователь твердо решил поскорее уехать с этого острова домой. Первая попытка построить лодку закончилась неудачей. Спустив ее на воду, Николухо-Николай понял, что изготовил подводную лодку. Не удалось покинуть проклятый остров и с помощью подземного хода, на который путешественник убил почти пять лет.

 

Дикари дружелюбно подтрунивали над ученым. “Белеет парус одинокий!”  — говорили они ему, но он их не понимал.

 

Когда же Н.-Н. немного изучил папуасский язык, он смог использовать свои медицинские знания. Частенько приходили к нему дикари и консультировались по поводу различных нервных расстройств. (Николуха был по образованию невропатолог).

Однажды ночью, когда ученый спал у себя в бамбуковой палатке, его укусил за ногу людоед. Молниеносная реакция спасла исследователя — он приложил к ранке бутылку спирта, а затем они вместе с людоедом высосали ядовитую жидкость. После этого случая Я. Я. Н.-Н. стал плохо спать по ночам, ворочался в своей постели, мял каменную подушку, разговаривал по-русски.

 

Надо сказать, что исследователю приходилось проводить с каннибалами очень много времени, и через несколько лет они приелись друг другу. Но все же ученый успел внести значительный вклад в гвинейскую культуру. Современные исследователи отмечают, что в папуасском разговорном языке встречаются такие русские слова, как “валенки”, “спутник”, “врешь-не возьмешь!”, “не надо!” и “уя-уя!” А в легендах и песнях местных жителей до сих пор воспевается мясо этого замечательного человека.

Лит-ра:

 

  1. М. Ф. Ростоптанова и Уаниуани Осоавиахими “Наш муж Николухо-Николай”.

 

  1. Э. Э. Носидуня-Немарай “Акулы-людоедоеды”.

 

  1. Справочник начинающего папуаса. Под ред. акад. Перельмана.

 

 

© 1994  “Красная бурда”

 

Рисунки И. Кийко и М. Смагина

Оцени запись
[Всего: 5 Average: 4.8]

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Оставить комментарий