Тема леса, в комплексе с темой свежего воздуха, весьма остро стоит перед учёными, занятыми научными исследованиями в душных прокуренных средах. При помещении даже сколь угодно великого учёного в сколь угодно душное помещение усталость объекта нарастает лавинообразно и приводит к тому, что его научный потенциал  стремится к нулю.

В предлагаемом вниманию читателей обзоре представлены отрывки из разных, в том числе научных, публикаций и дневниковых записей, посвящённых вопросам внелабораторного взаимодействия бесконечно образованного человека с силами дикой природы (FДП).

 

… На предпоходном консилиуме было решено: я беру таблетки от области живота. Михаил Евсеевич курирует болезни сердечно-сосудистой системы. Тамара Павловна отвечает за профилактику заболеваний опорно-двигательного аппарата. Ну, а Степан Иванович должен на всякий случай иметь с собой всё для вскрытия…

 

… Стихи раннего Бальмонта и позднего Лермонта было решено в походе не декламировать. А Инессе Зигмундовне, которая пришла в поход в туфлях и с книгою, мы сразу предложили питаться только своим Велимиром Хлебниковым…

 

… Я решил представить Сергея Прокофьевича своим друзьям, вкратце перечислив его звания и труды. Незаметно наступил вечер…

 

… Вопрос о повестке привала решали квалифицированным большинством…

 

– Мальчики направо, девочки налево! – весело закричал профессор Смидович и пошёл налево…

 

… Идти за дровами теоретически были готовы все. Тем не менее, рабочую группу по дровам было решено сформировать из трёх человек. Раздали всем бюллетени с фамилиями кандидатов в, так сказать, соискатели дров, объявили голосование. И тут – на тебе! – выяснилось, что урны для голосования нет – уже сожгли…

 

… За расчетом коэффициентов теплоотдачи берёзовых дров не заметили, как рассвело и подморозило…

 

… Но если бы вы только знали, как приятно потрескивают в костре таблицы Брадиса и второй том «Прикладной математики» под ред. Зуева! А какой ароматный дымок дают «Методические материалы по теоретической механике» Синявкера!..

 

… Весь день мы продирались сквозь непроходимые дебри «Занимательной гипотезы Пуанкаре» Григория Перельмана…

 

… Только в палатке почувствовала Зинаида Петровна, что такое лесной лапник в спальнике посреди ельника… Любопытно, что палатка её представляла собой причудливую поверхность, описываемую непрерывной функцией, которая, к сожалению, была недифференцируема в некоторых местах, что для людей без степени означает – имела точки разрыва!..

 

… Чистая студёная водица остудила наши разгорячённые ярким солнышком сосуды с водкою. Вскоре, как по мановению волшебных палочек, снова возник костёр, а спустя какое-то неопределённое время можно было видеть, как в пламени этого костра весело пузырятся чьи-то кеды.

Дымок порою совершенно скрывал из глаз академика Курчазова, который, кашляя, сидел в дыму и ленился встать.

– Куда фига, туда дым! – не очень понятно, но восхитительно забавно подметил математик Хренов.

– Куда вектор, туда дым! – строго кашляя, поправил его академик…

 

… Интеллигентный человек никогда не позволит себе пренебрежительно относиться к природе. Пришлось красное коническое пожарное ведро с отходами жизнедеятельности не только таскать с собой, но и привезти обратно в город, на кафедру…

 

… На следующий день мы прошли всего два километра. Герман Яковлевич не заметил, что кто-то связал шнурки на его кедах. Всю дорогу он извинялся и клял собственную неуклюжесть…

 

… Каждый последующий километр, условно назовём его n+1 (где n – количество уже пройденных километров), давался нам всё труднее. Кроме того, возле деревень нас облаивали собаки, обозначим их литерой «пси»…

 

… Бунимович и Франкенштольц увидели зайца, хотя глядели абсолютно в ортогональные стороны. Гинзбрюк, узнав об этом, тут же записал волновую функцию зайца, разложил в ряд амплитуду вероятности, откуда совершенно очевиднейшим образом следовало, что кто-то из оппонентов, мягко говоря, не учёный…

 

… Мы отправились к реке за рыбою – я и кандидат медицинских наук Аркадий Семёнович Скальперин, главный хирург нашей больницы. Он, разумеется, ловить, я – разумеется, ассистировать. Пока он руки мыл, я снасти прокипятил, обезжирил, по порядку разложил, и началось. Хирурги – им что в походе, что на рыбалке – всё едино: «Леска! Поплавок! Грузило, ещё грузило, крючок, другой крючок, девятка, червяк, ещё червяк, полчервя!.. Внимание, ввожу в воду!..» А как клюнуло, так: «Зажать, зажать удилище!.. Крепче держать! Твою Бога душу мать! Мы его теряем!..»

Но, слава Богу, всё обошлось. Леща вытащили, три кубика новокаина вкололи – нет реакции, веслом долбанули – уснул. Пока под наркозом был, крючок извлекли, солитёр удалили, почистили, зажарили и съели…

 

… Этот сплав я запомню навсегда. Аполлинарию Сергеевичу повезло больше: он ничего не помнит абсолютно, поскольку сильно ударился головой. А предшествовало этому вот что.

В какой-то момент я крикнул коллеге:

– Аполлинарий Сергеевич, нас несёт непосредственно на камни! Я настоятельно рекомендую вам повернуть руль вправо!

А он очки на носу поправил, газету аккуратно сложил вчетверо. Достал носовой платок, высморкался в сторону и ответствует мне через весь плот:

– Не извольте беспокоиться, Всеволод Семёнович. Мы обогнём эти камни по эллиптической траектории. Я предпочёл её дуге окружности в силу близости берега…

И тут мы с Аполлинарием Сергеевичем ка-ак … э-э… трахнемся! Прямо о самый живописный порог!..

 

… Теоретически, если развести сколь угодно большой костёр на картофельном поле, то можно получить сколь угодно много печёной картошки. На практике, однако, получается сколь угодно много тумаков от колхозников…

 

… В походе постоянно не хватало самого необходимого – мела и аудиторной доски…

 

… К концу похода на наши галстуки было больно смотреть. А запонки потерял каждый второй.

 

© 2009 «Красная бурда»

Рисунки М. Смагина и Г. Андросова

Оцени запись
[Всего: 19 Average: 4.7]

1 комментарий

  1. Фантастика! Боже! Какие же светлые головы! Восхищаюсь Вами!

Комментарии закрыты.